Джокер

Засмотрел наконец Джокера (до того как-то всё недосуг было). Поскольку в голове чуть не с первого кадра начали крутиться возможные комментарии различных культуртрегеров – про поворот в героике от мифа о супермене (Бэтмен) к проблематике мира и страданий «простого человека» – благо Джокер получился эдаким гибридом Раскольникова и Смердякова с Шариковым – и всё это, как и сам фильм, показалось до зевоты скучным – включил специальную оптику и с какого-то момента смотрел исключительно глазами госуправленца. 

Под этим углом смотреть стало интереснее. История о том, как сокращение социальных программ (читай – повышение пенсионного возраста, например) провоцирует психических «пограничников» – которых до того как-то держали в рамках тётушки из соцслужб – на активные действия. Но, как сказал бы филосов Жижек, фильм Джокер – это не левый дискурс, а правый, прикидывающийся левым. Лох воинствующий и лох торжествующий, наконец-то нашедший способ выплеснуть свою ненависть и ресентимент к сильным мира сего в форме кровавого уличного карнавала – не «герой», а проблема, боль. 

Собственно, кассовый успех фильма как раз и делало вот это обнажение механики вскипания говн в головах у омега-самцов, у которых даже в том, что им бабы не дают, виновато всегда государство. Ну, то есть оно виновато вообще во всём, но в этом в особенности. А ещё лох будет мстить ему, посредством, в частности, битья и убийства кого попало – но осуждать лоха за это нельзя, потому что онижедети, эти тридцатилетние инфантилы в памперсах и с обязательной «детской травмой» психики. 

Но ровно это же в моём случае привело к тому, что фильм я досмотрел до конца вот прямо с трудом. Единственный персонаж, как-то вызывавший эмпатию – это мальчик, который будущий Бэтмен; все остальные там были тупо неинтересны. Про такое проще читать какого-нибудь Даймонда с этологическими штудиями про социальную иерархию в стае шимпанзе-бонобо. Где группа омег, доведенных до отчаяния дефицитом еды и самок, во главе с самым отбитым на голову омегой пытается свергнуть штатного альфача и присвоить его гарем; альфач обычно в таких случаях первым вырубает этого чокнутого, чью тушку его сотоварищи по революции с превеликим удовольствием съедают, предварительно поимев, чем обычно вся борьба за права человека и заканчивается. Но, да, альфач может зазеваться и тогда кровавая драка с непредсказуемым итогом. 

Тут разве только в том и проблема, что не вырубили вовремя.

Засмотрел наконец Джокера (до того как-то всё недосуг было). Поскольку в голове чуть не с первого кадра начали крутиться…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Суббота, 28 декабря 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма