И у нас линчуют

Смотрю я на американскую революцию гидности и думаю внезапно совсем не то, что обычно.

Обычно я на такое бы среагировал как охранитель и путинист — вот вам, пиндосы, ваш же майдан у вас самих дома, нравится — ешьте; такого сейчас много в нашем госагитпропе, шикарный повод, чего уж там. Но сейчас почему-то мысли в голову идут совсем другие.

Начитавшись Фасселла и Мюррея о социальной стратификации в сегодняшних США, я понимаю следующее. Одна из мощнейших, хотя и не вполне очевидных отсюда «скреп» тамошней (до недавних пор) стабильности — это географически и зонально детерминированная diversity. США с самого начала, со времён знаменитой дискуссии Гамильтона с Джефферсоном о федерализме, были не государством, а именно что «объединёнными государствами», как и надлежит правильно переводить термин United States. Странно почтительное на уровне культуры отношение к проигравшему в Гражданской войне Югу — из этой же идеи; из признания права не только людей, но и земель и states быть разными, и делаемого отсюда акцента на ценность этого права — собственно, за него в первую очередь и воевали.

Hitherto, как сказал Гэндальф Фродо Бэггинсу. Коммуникационная революция сделала старые границы прозрачными, и теперь если Харви Вайнштейн харраснул актриску в Голливуде, это в обязательном порядке событие уже не голливудской и не калифорнийской, а общеамериканской жизни — со всеми вытекающими. Еще в 99-м буквально на моих глазах в городке Редондо Бич в окрестностях Лос-Анджелеса двое полицейских на улице очень жестко винтили цветного, мордой в асфальт и с заламыванием рук, и это было совершенно обычным зрелищем — единственным увлечённо наблюдающим зевакой был я сам. Сейчас бы любой прохожий сразу достал мобильник и тут же начал стримить в соцсети — а дальше понеслась. Это мир, в котором нет периферии, и любая площадь — главная в городе. Это мир, в котором states больше не united, а abolished.

Зональность кондоминиумов, сформированных по принципу имущественного ценза, во многом смягчала проблему социального неравенства — ну ок, я небогат, а вот типа есть миллиардеры, но где они есть? — а вокруг меня все соседи примерно как я. Но это тоже hitherto — с тех пор, как человек живет скорее в сети, чем «на районе», богатые и их образ жизни — обманчиво близко, на расстоянии буквально пары кликов. А «страной возможностей» Америка тем временем перестаёт быть стремительно, буквально на глазах одного-двух поколений — еще в 70-х парень из простой арканзасской семьи, сын странствующего коммивояжера Билли запросто мог жениться на сокурснице по фамилии Родхэм, с куда более успешными родителями, и даже стать впоследствии 42-м президентом США; Мюррей убедительно показывает, что уже к 80-м классовые перегородки отвердели настолько, что такие мезальянсы стали редким, а в нулевые — редчайшим, исчезающим исключением. То есть даже матримониальный путь к успеху закрылся, не говоря обо всех прочих — вот это «помыл яблоко, продал, купил два грязных, помыл…» звучит сейчас, в эпоху глобальных корпораций и толпы орущих индийских «стартаперов» на питчах в SV, исключительно как издевательский анекдот.

В легальной политике американские левые, с уходом Сандерса со сцены неизбежно капитулировавшие перед своими заклятыми союзниками из либерал-глобалистской блядвы, окончательно утратили даже иллюзию представленности. В президентской кампании дело шло (и идёт) к выбору между двумя отвратительными жабодемонами зомби-апокалипсиса — комиксный злодей Трамп против комиксного злодея Байдена. Это если смотреть именно глазами ординари ситизена из низших классов, даже без разницы — цветного или монохромного.

А тут еще и ковидла — даже непонятно, что хуже: заболеть и сдохнуть в отсутствие медицинской страховки, или не заболеть и остаться без последних штанов, ибо понятно же, что ни работы, ни даже вэлфера в этой ситуации не жди. Зато, блин, догнали русских — в космос опять летаем.

И да, родной и любимый Голливуд как раз недавно подсказал, что в этой ситуации вообще делать — зря, что ли, «Джокер» побил все кассовые рекорды? Это ж не кино — это буквально инструкция, практически методичка. Похлеще любого Джина Шарпа.

…И это я, братцы-кролики, к тому, что в общем неясно, чем обстановка и контекст в нашем богохранимом Отечестве, если смотреть глазами людей примерно того же классового этажа «на наши деньги», так уж сильно отличается от Техасщины, Аризонщины и Примиссисипья. Те же стремительно твердеющие классовые перегородки и на глазах формирующиеся «сословия»; а значит — отсутствие перспектив не только для тебя лично, но даже и для твоих детей и внуков-правнуков. Те же карикатурные глобалисты и не менее карикатурные охранители в «илитах», те же выборы-без-выбора, такой же иконостас престарелых дипловертебронов в списке партийных лидеров с 55-летним Димоном в роли юниора, такой же грустный выбор между сдохнуть от ковидлы или выжить и пойти по миру по итогам карантина.

И та же самая звенящая прозрачность новейших коммуникаций, делающая любую болевую точку центральной непосредственно в момент боли. Как было с тем же Голуновым в прошлом году.

Неясно, с чего мы вообще взяли, что это только у них там негров линчуют.

Смотрю я на американскую революцию гидности и думаю внезапно совсем не то, что обычно. Обычно я на такое бы…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Вторник, 2 июня 2020 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма