Домашние и дикие

Глядя на танки на Тверской.

У меня странная ассоциация в связи с парадом. Вот представьте себе пастбище, где в обычное время мирно пасутся овечки, козочки, коровки, свинюшки, их охраняют сторожевые собаки, на пригорке подбухнувший пастух наяривает на свирельке, пастораль и благодать.

И вдруг в какой-то день всю эту домашнюю скотинку как ветром сдувает, и приходят из дальнего заповедного леса их дикие родственники — зубры, кабаны, лоси, волки, медведи. Суровые лесные звери, отгороженные от цивилизации и загнанные много тысячелетий назад в своё экогетто, но все равно дикие, опасные, зубастые и во всех смыслах настоящие. И красивые поэтому — настоящей дикой красотой. А не биофабрики по производству мяса, шерсти, кожи, молока и т.д., как их одомашненные родичи.

Вот примерно такое же у меня ощущение от зеленых боевых машин, едущих сейчас поперек беленьких стрелочек, нарисованных для обывательских тарантасов, которые тут катаются во все дни кроме этого. Война и машины войны тоже в гетто — и хорошо, конечно. Но блин. В мирном социуме заводится рано или поздно и начинает прорастать разноцветными лопухами всякая плесень и гниль — типа феминизма, толерантности, позитивности, борьбы с «агрессией» и прочие лгбт и смузи-хуюзи. И в какой-то момент перестаёшь верить, что мы и есть потомки тех, кто когда-то смог победить в самой большой войне в истории человечества. Что симоновские тексты — это в том числе и про моего деда, воевавшего с самого 41-го, евшего в блокаде мясо убитых немцев и потерявшего ногу во время вылазки за линию фронта, но дотащившего-таки командира, который потерял обе, обратно до своих.

Глядя на эти штуки, вспоминаешь наконец, что есть мужской мир. И чисто эстетически — радуется сердце. Ничего не могу с собой поделать.

Глядя на танки на Тверской. У меня странная ассоциация в связи с парадом. Вот представьте себе пастбище, где в обычное…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Вторник, 23 июня 2020 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма