Вестероссия

Я как-то писал про «рынок апока­липсисов» — систему управления обществом и экономикой через ассортимент красиво упакованных страхов и страшилок. Суть в том, что из множества катастрофических сценариев люди выбирают наиболее для них понятный и «любимый», и тратят ресурсы на борьбу именно с ним.

Например, если тебе больше нравится бояться цифровой диктатуры, чем глобального потепления, ты тогда идёшь в борцы за цифровую свободу, а не в экологи. «Далее везде». И вот сегодня проанализировал под этим углом зрения актуальную социологию отношения людей к власти.

Понял вот что.

Разделение на «лояльный» и «протестный» электораты более не работает: все 100 % в какой-то мере «лояльные», а в какой-то «протестные». Иными словами, все, с одной стороны, имеют массу претензий к существующему порядку вещей, а с другой — страх по поводу того, «что будет, если всё рухнет». Но весь вопрос в пропорции.

Тут условно есть два экстремума.

Одним настолько всё остоедренело, что они идут по треку «лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Назовём их для простоты «отмороженными».

На другом полюсе — те, которым пусть даже тоже многое не нравится, но они настолько боятся, что всё сломается, что они вообще не хотят ничего менять. Исходят из принципа «лучше потерпеть», «надо же как-то жить», и вообще «мы в конце концов люди дела». Тоже для простоты назовём их «обделавшимися».

Между этими двумя полюсами расположились все остальные — кому-то больше хочется, кому-то больше колется, но всем в той или иной мере и так и так.

В целом получается такой Вестерос из Игры Престолов. Отмороженные, они же одичалые — «за стеной», то есть в пространстве «несистемной» политики.

Они сами по себе относительно безобидны, но если придут иномирные Ходоки — могут переконвертить их в синеглазых зомби, и тогда атас-трындец-небесная_сотня, спасайся кто может.

Все, кто по другую сторону стены — системные, но в разной степени. Все лояльны системе главным образом потому, что боятся альтернативы в виде Долгой Зимы и Белых Ходоков — то есть «Майдана». Ведут войны друг с другом, но против общей угрозы с севера в общем-то умеют иногда объединяться.

В мире Мартина, как мы помним, в итоге победили Старки — то есть те, кто хотя и принадлежал к «обделавшимся», но был наиболее близок — и географически, и ментально — к «отмороженным». Они сначала уконтрапупили на севере Ходоков и Короля Ночи с помощью искусственного интеллекта, а потом зачистили гиперсистемных на юге с помощью привлеченного внешнего вундерваффе, тут же немедленно и крайне жестко кинув этих «союзников».

Интересный ведь сценарий, если вдуматься.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма