Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Глядя из регионов

Глядя из регионов

В эту кампанию я в основном мотался по регионам, и ситуацию видел главным образом оттуда. Чуть другая оптика. Что вижу?

Все вот эти московские шаблоны типа спойлер/не спойлер, кремлевский/некремлевский — на земле вообще не работают.

Условно: выборы в гордуму в каком-нибудь миллионнике. Серьезные пацаны, местные девелоперы-ритейлеры, занесли по конвертику в то местное место, где типа решают, кто будет депутатом. Оттуда под них традиционно расчищают округа, сносят всех, кто может создать проблемы. Так всегда было уже много лет, привыкли уже.

И тут в этом году приходят такие с мороза «новые партии». Вроде как кто-то читал в телеге, что это такой новый замут АП для оживляжа, но то ж всякие сливы-переливы, а там кто его знает. Ну и: в том местном месте, куда занесли, какая реакция? Пытаются спрогнозировать — вот если и этих новых тоже снести, прилетит им из Москвы за это по голове или не прилетит? Но ведь не спросишь же, на том конце загадочно молчат. У этих пригорает: с одной стороны риск получить по голове, с другой стороны конвертик возвращать тоже как-то не улыбается, из оттуда уже билеты на Занзибар куплены — выдохнуть и обнулиться после ковида-то. Что решают?

Решают везде примерно одинаково, плюс-минус километр. Сносят первым делом всех одномандатников — кроме, понятное дело, своих же техников. Списки в целом от греха не трогают — а вдруг все же прилетит? Но более оборзевшие сносят по возможности и списки — мол, не до экспериментов нам, государство в опасности.

Теперь сами новые. Кто у них в этих самых их уцелевших списках? Да местные же. Только это такие местные, кого раньше не брали ни в какие «старые». А почему не брали? В основном потому опять же, что входной билет купить было не на что. С точки зрения пацанов, раскупивших давным-давно места в «старых» — нищеброды, ноунеймы, второй сорт. И тут — надо же, зашла-таки босота с чёрного хода на поляну. И что теперь — проглотить и признать, что мы с ними на равных? Мы ж полжизни положили, чтоб тут была вип-зона с фейс-контролем.

Понятно теперь, почему из всех четырёх новых самыми успешными — и то с чудовищной по пропорциям «воронкой отсева» — оказались «Новые Люди»? А очень просто: все-таки побаивались пацаны связываться, потому что там самый главный, если мерить в их «цифровой» системе координат, круче любого из них — и по отдельности, и даже вместе взятых. А остальных выносили почем зря, не глядя — подумаешь, бог высоко, царь далеко. А на месте — закон тайга, прокурор известно кто.

По этой же механике Захар вытащил единственный свой список в Рязани — чисто собой, переехав туда жить на это время. А вот у танчиков своего такого Захара не нашлось на тот же Воронеж. Что до альтернативно зелёных — нишевая история, на те регионы, где эко-повестка горит — Коми с Шиесом, Челябинск с мусором — короче, фактор локальной нужности. Точно не на федеральный масштаб.

Вывод основной вот какой. Это у нас тут в столицах — политика, протесты, власть, оппозиция, улица, транзит, всякое такое. У них единственная значимая реальность — статусные игры: кто из местных выше сядет за местным же столиком, и на каком таком основании. А все эти бренды со столичным ориджином — ЕР, КПРФ, ЛДПР и далее вплоть до «яблок» и «умных голосований» — чисто инструменты для бесконечной расторговки этих самых мест за столиками.

Отсюда — ключевой диагноз по «Единой России». Это, в сущности, такая недооформленная «естественная монополия», где мишка над входом означает плакат с надписью «несите сюда». И ключевая угроза для неё в намечающемся разгуле многопартийной демократии — что нести перестанут. А главное, риск ведь даже не в том, что понесут куда-то ещё; всё трагичнее — могут ведь и вообще никуда не понести. И тогда вот просто начнётся беспредел — кто больше голосов набрал, тот и правда выиграл.

Но есть, к счастью, панацея от крамолы. Она называется — Центризбирком, с этими чудесными «новыми формами организации голосования». В тех же Воронеже и Белгороде на дому проголосовало больше 70%, и это при том, что по закону надомное голосование предусмотрено для неходячих инвалидов и ухаживающих за ними лиц. Ну а там — раздолье. Ни тебе наблюдателей, ни тебе камер, ни тебе заверенных списков — все все понимают. Но, однако ж, полмиллиона (по данным ЦИК) лежащих в параличе жителей Воронежа — его что, правда таки бомбили? Ах да, ковид-батюшка.

Скрепы, благолепие, стабильность. Вторая волна. Носите маски, граждане. И колокольчик еще не забудьте надеть.

Как к этому всему относиться — ну, сами решайте. Я в данном случае исключительно как акын — что вижу, про то и пою.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма