Картина мира

Но в целом мем «вы не понимаете, это другое» не работает даже на местную клиентелу Демпартии, не говоря уж про «там».

Вся штука в картине мира. Да, действительно, в их логике у нас тут банановые республики, которыми правят банановые диктаторы, паясничающие с фейковыми выборами, легитимность которых равна нулю по определению. А у них там институты, традиции и вообще центр мира. Поэтому здесь можно бунтовать, а там нельзя. И наоборот, к примеру, здесь нельзя цензуру в соцсетях, а там можно и нужно. Ключевое — не то, что «это другое», а то, что «там вам не тут».

Все, кто не хочет принять этой модели географии, просто тупые папуасы, которых надо бы и поучить тому, как мир устроен, но и некогда, и без толку. И нет такого уж резона держаться за обветшалые лохмотья пропаганды демократических ценностей — в центре мира завтра придумают взамен какую-нибудь новую пропаганду, это ж центр, а не периферия.

И, парадоксальным образом, в самой попытке вернуть «им» их же многолетнюю пропагандистскую риторику в «наш» адрес читается, увы, вторичность и слабость нашей собственной картины мира. Мы этим как бы сразу вскрываемся, лишний раз подтверждаем, что таки да, их пропаганда работает, а наш (тоже многолетний) контрпроп — всего лишь временные заглушки и жопные жужжалки.

Такое ощущение, что самое интересное в происходящем, а именно — разгром «антиистеблишментной волны» коалицией старых элит и новых привилегированных меньшинств — в итоге остаётся за кадром. А ведь это технология, и только она, кмк, имеет практическую пользу для изучения. Этическая и философская база, позволяющая наделять те или иные меньшинства статусом привилегированных; политизация стейкхолдеров организованных сообществ, поднимающих на флаг ценности этих меньшинств; создание пропагандистской рамки, в которой ради них должны «подвинуться» не просто все остальные группы, но и сами традиционные институты; наконец, стигматизация и маргинализация оппонентов в рамках данной этики. Все это — большая «гуманитарная машина», и то, что мы видим — последние такты проворота ее шестеренок, наконец-то сработавших как задумано.

Процитирую свой очень старый, еще января 2005-го года, текст по итогам киевского «оранжа» — «Революция и контрреволюция» — http://chadayev.ru/…/29/revolyutsiya-i-kontrrevolyutsiya/ :

——————

Стратегия «революции понарошку» может быть успешной лишь при наличии у действующей власти ряда обязательных свойств (ими, впрочем, обладают практически все постсоветские режимы). Картонному герою в пару нужен картонный злодей — и такой злодей в лице власти всегда находится, и всегда оказывается именно картонным.

Такую власть можно демонизировать бесконечно — в своих ответных действиях она никогда не пойдёт до конца. Её можно обвинять во всех грехах, в любом человекоубийстве и людоедстве, заранее зная, что дойди дело до необходимости взять ответственность за реальное людоедство и человекоубийство, она всегда дрогнет и отступит. А так — будет робко пытаться использовать свои административные преимущества: где-то смухлевать, где-то надавить, где-то насильственно мобилизовать актив, но стоит громко закричать, привлечь внимание зрителей — и она моментально сдрейфит. В итоге борьба с властью становится серией маленьких побед, каждая из которых мобилизует актив и подготавливает его к большой, главной победе.

Какой момент является ключевым для революции? Тот, когда правила, навязанные и отстаиваемые властью (легальная процедура, её силовое обеспечение, система норм и ограничений), подменяются логикой игры. Тогда реальность карнавала торжествует над обыденностью, и происходит переворот — короли меняются местами: «майский» оказывается реальным правителем, а «настоящий» самодержец — шутом с базарной площади. Приняв навязанные ему правила игры, он в логике симметричных действий пытается делать то же самое, что делал только что его оппонент (сторонники Януковича тоже надевали ленточки, ставили палатки и мобилизовали актив) — и этот последний акт фиксирует его окончательное поражение. Занавес.

——————

Что, неужели непонятно, что объектом игры не только сейчас, но даже и тогда была никакая не Украина, не Россия и не всякая прочая Сирия? Что, неужели не очевидно, что у них там тоже постсоветский режим? Шуточки про ковид-карантин, из-за которого организаторы цветных революций вынуждены работать на дому, не позволяют понять главного: они _с_самого_начала_ работали «на дому».

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма