Когда я три года назад попробовал заниматься карате, то сразу себе положил: это для меня всего лишь такой вот специфический фитнес, не более того. В бойцах я себя никогда не числил, и прекрасно понимал: на реальной улице меня по-любому уложат как щенка, как бы я ни надрывался в спортзале. Позавчера, однако, случилось-таки. Дело было так. Спускаюсь поздно вечером из своего нового офиса к машине, а в ней приоткрыта водительская дверь и кто-то ковыряется. Тёмный двор. Подхожу потихонечку сзади, вижу — мужик магнитолу вынимает. Ты что, спрашиваю, делаешь? А ответ такой: «шефа жду» (машина-то Волга чёрная, да с палатским флажком — а он, видимо, решил, что я прохожий). Скажи он что другое — может, я б иначе отреагировал. Но это «шефа жду»… ору: «так ты, бля, его и дождался!», выдираю его рывком из-за руля, и в харю. Он, видя, что я один, не бежит, а пытается отбиваться. Ну, блин. Маваши по печени в моём исполнении был говённый, в зале б такое точно не прошло. Но тут получилось — мужик охнул, схватился за бок и получил на сей раз удар типа «в морду», без достойного японского аналога. На сём побоище закончилось: «неприятель» мой заплакал, закрестился, встал на колени и заныл, чтоб его не убивали и не сдавали в милицию. Я вывернул его сумку, забрал жпс-навигатор, который он у меня в салоне подтибрил, сел в машину, захлопнул дверь и уехал — в общем, продолжая пребывать в некотором стрессе.

Незадачливого грабителя я не разглядел толком. Так, мужичонка чуть алкоголического вида, немолодой уже, но рукастый, видно, раз так быстро замок открыл (а сигналка не сработала, что характерно). А ещё подумал, что та тётка-охранница, у которой порш угоняли, она ведь наверняка выжила б, если б не строила из себя бэтмена в той ситуации. И я, хоть у меня всё и хорошо закончилось, зря всётки именно в драку полез.

Это я к чему. Сёдни был в Кремле на вручении «золотого пояса» — мп Российского союза боевых искусств. Трутнев, Фурсенко, Фетисов, Кириенко, всякое начальство рангом пониже. Тренеры, бойцы, зеваки, девиц в ассортименте ессно. Каждый второй со сцены говорил о том, какой невиданный результат у наших по большинству БИ — за последних лет 15 в целой куче стилей и направлений у нас появились чемпионы мира. Даже в ушу-саньда, которым в Китае миллионы людей много десятилетий занимаются, и то награждали дагестанца, который два ЧМ выиграл, причём второй — с рукой, сломанной ещё в 1/8 финала. Или чуваш, который в ашихара японцев штабелями кладёт…

Вот я и задумался — а почему так? И понял: у нас в куда большей степени эти дисциплины учат для применения по прямому назначению, а не как чистый спорт. Ессно, не мы одни такие, ещё в латамерике то же самое, но там сильных школ почти нет (хотя киокушин последний в японии бразилец как раз и выиграл). Но, как бы там ни было, наш боец бьёт не ради красоты или точности удара, а чтоб попасть. Поэтому все стили и направления для нас условны — они скорее именно что способы, а не школы как таковые. В этом и сила, и слабость: наши чемпионы будут хорошо бить, но плохо учить; и не только бою. Ибо БИ боем, как известно, всё же не исчерпываются.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма