Главная / Основной блог / Телеги / День убитой лошади

День убитой лошади

А вчера ходил я на круглый стол по роли НКО в борьбе с табакокурением. Хрен знает, зачем я понадобился его организаторам – где я, а где эта борьба? Но раз позвали – пошёл.

Пошёл специально пешком – от дома как раз где-то час было идти по центру. Специально же забил трубочку, из расчёта на всё время пути – вообще-то я курю её совсем нечасто, но по такому случаю грех было не употребить. Настроиться, так сказать, на мероприятие.

Ну и в общем пока настраивался, собрал в голове, что думаю по вопросу.

Первое. Табак – наркотик. Как и с алкоголем, страшна регулярность: «на постоянной основе» это уже не удовольствие, а обременительная потребность. Я много летаю самолётами, и всякий раз наблюдаю страдания курильщиков – в полёте, в залах ожидания, в похожих на газовые камеры аэропортовых курилках… Наркотическая зависимость вообще унизительна. Как, впрочем, и ханжеское моралитэ борцов за ЗОЖ.

Архаические культуры за многие века выработали разумный, сбалансированный подход к наркотическим удовольствиям типа алкоголя и табака: они дозволяются, но в виде исключения и по большим праздникам, причём преимущественно как средства дополнительного усиления других, небиологических форм кайфа. Они – роскошь, ценная своей редкостью, нерутинностью. Естественно, на биологическом уровне они всё равно вредны даже и в этом случае; но такой вред с лихвой компенсируется психологическим, неврологическим эффектом наркотизации. Когда же наш курильщик говорит «я курю, чтобы успокоить нервы, и это компенсирует вред моим лёгким», он лукавит: при регулярной подсадке как такового эффекта наркотик не оказывает; зато негативный эффект оказывает его отсутствие. Ломка – очень сильный стресс.

Взрывной рост потребления табака в России – результат не только активной работы производителей, но и своеобразная реакция общества на социальные катаклизмы. Людям нужно было найти способ регулярного социально признанного релакса – сигарета таковым стала. В этой ситуации объяснять на рациональном языке, что «вы должны бросить курить, чтобы сохранить своё здоровье» — дохлый номер. «Хорошо, я проживу подольше – ну и что?»

Второе. Воскурение дыма во всех культах – ритуал. Дым – сакрален. Кому, какому богу курит курильщик сигарет? Понятно: самому себе, как богу своему. Точнее, даже не собственно себе, а живущему внутри себя Его Величеству Потребителю, абсолютному господину актуальной цивилизации (и, по законам диалектики, её же абсолютному рабу). Интересно, что перестать курить его убеждают из той же самой логики: «твоё здоровье священно, оно – высшая ценность!» А кто сказал? Мне сама эта логика сомнительна; во всяком случае, она точно антихристианская – в обоих версиях.

Третье. Наш офисный планктон курил и будет курить. Вся офисная субкультура – это культура перекуров. Перекур – особое, выделенное пространство рядом с работой, где можно обсудить всё что угодно на равных, а общий дым там – почти как разделённый хлеб. Некурящие выходят на перекуры с курящими и мнутся с ноги на ногу, не зная, чем себя занять, и тоже травят лёгкие пассивным курением. Но изо дня в день выходить раз в час на пять минут «просто так», «подышать воздухом» — никому и в голову такое не придёт. А у курильщиков повод есть – им покурить нужно. И в общем перекур в этом раскладе оказывается важнейшим источником ритма жизни коллектива, организующим началом. Поэтому чтобы его из этой роли вытеснить, нужно формировать другие, не менее естественные формы регулярных рабочих пауз. Но это надо, чтобы везде эйчары это понимали – что недостижимо.

Четвёртое. К женскому курению, в отличие от многих мужчин, я отношусь в высшей степени терпимо. Мне даже кажется, что женщинам эта слабость-зависимость более простительна – и уж точно лучше, чем излюбленная ими подсадка на успокоительные таблетки (или, хуже того, их нематериальные аналоги, типа телесериалов). Что до проблем с материнством – увы, как ни грустно, курение из них далеко не самая страшная по сравнению с неправильным питанием, плохой одеждой, рисковой половой жизнью и т.д. Неприятно, да; раздражает, да. Но женщина всё равно сможет озаботиться проблемами своего здоровья только тогда, когда у неё в течение сколь-нибудь длительного времени всё будет в порядке с психикой. Иными словами, это опять же претензия к нам – больше и чаще надо женщин любить, а то всё чёта курят и курят, понимаешь… Успокой сперва как следует – а тогда уж и борись за ЗОЖ.

Ну и пятое. Вакханалия борьбы с курением, докатившаяся наконец до нас, очень подозрительна. Она выглядит как социальная технология откровенно манипулятивного характера, и общий контур проекта тут сильно «за кадром». Что нам на самом деле хотят сказать? Мы же видим, как внутри этой кампании появляется всё то, что в другом контексте несомненно было бы отнесено к тоталитарным практикам: и цензура, и запреты, и санкции, и переписывание истории… Что, значит, за социальные и/или национальные идеи всё это нельзя, а за ЗОЖ, значит – можно?

Собственно, именно поэтому – при всей моей неприязни к сигаретам – я сознательно побуду покамест в курильщиках (пусть только трубочных, и то скорее номинальных). От греха подальше.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма