Главная / Основной блог / Телеги / И вновь про женщин

И вновь про женщин

Ну, что поделаешь, «я всегда о них думаю».

В общем, про ситуацию с многомиллионной безработицей, ждущей нас в связи с кризисом, только ленивый не говорит. Но мало кто при этом держит в уме, что собственно экономический кризис — далеко не единственный из тех, что на нас надвигается.

В последующие годы — с 2010 по 2020 — по нам мощно ударит кризис демографический.

Годы с 2010 по 2020 — это время выхода на пенсию самого массового из послевоенных поколений России — людей с годами рождения от 1950 по 1960. Таковых, по разным оценкам, насчитывается не менее 30 миллионов человек. Кто их заменит? Штука в том, что заменять будет особенно некем. Людей, входящих во взрослую жизнь в этот же период, т.е. рождением с 1990 по 2000-й — по известным причинам убийственно мало; чуть ли не в два раза меньше. Пенсионеров нужно будет кормить, а работать будет некому.

Как ни странно, это не означает, что проблема безработицы решится сама собой. Ведь наличие достаточного количества рабочих мест в значительной степени зависит от себестоимости труда: если труд слишком дорог, рабочих мест не будет. А как он может быть дёшев, если каждый занятый вынужден будет работать не только на прокорм себя, но и на обеспечение одного-двух пенсионеров?

И всё же если удастся поставить «к станку» всех мужчин и женщин в возрасте от 20 до 30 лет, то на отчётный период проблема будет снята. Однако если заглянуть чуть далее, за горизонт 2020 года, то станет ясно: пенсионеров будет ещё больше, а работающих — ещё меньше. Тот относительный подъём рождаемости, который мы имели в 2000-2009 гг., не покроет потребности экономики в людях, а следующее поколение пенсионеров — тоже достаточно массовое — опять-таки придётся кормить.

Рост экономики понимается у нас в том числе и как возможность занять, обеспечить работой как можно большее число людей. При этом же партия и правительство ставят задачу добиться роста рождаемости. Мало кто замечает, что эти две задачи, в сущности, друг другу противоречат.

Женщины репродуктивного возраста — основная и наиболее востребованная рабсила в нынешней экономике России. Они меньше пьют, меньше курят, более исполнительны и надёжны, и готовы работать за меньшие деньги. За это их любят работодатели, предпочитая мужчинам. Осталось не так уж много рабочих мест, где необходимы именно мужские преимущества — физическая сила, адаптивность к плохим условиям труда, инициативность и т.д. Именно поэтому женская занятость у нас по некоторым параметрам даже превосходит мужскую.

При этом для пожилых женщин, т.е. за 45, ситуация на рынке труда резко меняется в худшую сторону. Их если и берут, то на крайне низкозарплатные работы; а многие не получают и этого, довольствуясь состоянием явной или «латентной» безработицы. Они уже не очень здоровы, не очень красивы, низкообучаемы — ну, понятно.

Короче говоря, у любой молодой женщины стоит жестокий выбор. Поскольку найти мужика, который бы достойно содержал её и её детей, удаётся очень и очень немногим, то выбор такой: либо дети и нищета, либо — относительное материальное благополучие в обмен на бездетность или однодетность.

И вот теперь на эту ситуацию накладывается ещё и Кризис с его «запланированной» десятимиллионной безработицей.

Между тем, решение этого уравнения — занятость/демография — лежит на поверхности. Необходимо наплевать на светлые идеалы толерантности и политкорректности и резко ограничить возможности трудоустройства для женщин в продуктивном возрасте. С другой стороны, жостко гарантировать социальную поддержку материнства, а в отдельных случаях — и увеличить расходы на эту сферу, пусть даже ценой ужатия «пенсионной» социалки (например, через подъём планки возраста выхода на пенсию). Смысл всего этого жестокосердия в том, чтобы отправить как можно больше женщин детородного возраста на дом рожать детей, а их мужиков — пинками выгнать из-под дивана и из пивной на работу. И, кроме того, занять максимум людей (и мужчин, и женщин) в возрасте от 45 до 65 лет, которые детей рожать уже не будут, а вот работать вполне ещё способны.

Под таким углом зрения у нас получается вовсе не 10 миллионов безработных, а наоборот — несколько миллионов вакантных рабочих мест. Разумеется, части мужчин при этом придётся освоить немалое число профессий, традиционно считавшихся женскими — и это тоже отдельная важная социально-пропагандистская задача.

Плюс к тому, при нынешнем диспаритете полов, пора уже пересматривать доставшиеся в наследство от предыдущих эпох этические нормы. Конечно, прямое введение многожёнства в немусульманских регионах вряд ли проканает — даже в «катарском» варианте, когда каждая из жён живёт в своём отдельном доме, который мужчина полностью обязан содержать. Но, откровенно говоря, легитимация и даже легализация внебрачных отношений в той или иной форме — вещь абсолютно необходимая. Работающий мужчина должен иметь столько потомства, сколько он в состоянии содержать — а женщина должна иметь легальную и морально оправданную возможность родить и вырастить желаемое количество детей безотносительно к тому, удалось ей вовремя кого-нибудь «окольцевать», или нет.

Альтернатива — ставка на моногамные многодетные семьи традиционного типа. Я в неё не очень верю. Быть матерью-героиней способны лишь очень немногие женщины, но ещё меньше мужчин способны взывалить на себя издержки роли «патриархов» таких семейств. Состояние здоровья нынешних продуктивных поколений тоже, мягко говоря, не внушает надежды, что из них способны выделиться в необходимом количестве такие вот «ударники», одновременно экономически гиперуспешные и морально суперстойкие. Естественно, в ряде субкультур (активные прихожане церквей, например) такие будут водиться в некотором количестве, но на масштабах 142-миллионной страны это капля в море; и что внезапно все «осознают» и побегут в 17-й век — извините, утопия.

Так что единственно возможный путь — ставка не на точечную многодетность, а на массовую рождаемость. Чтоб хотя бы по двое-трое детей могло быть у любой женщины, которая этого захочет. И чтоб таких захотевших было как можно больше.

Ну а мужику получается непростое бремя — думай не о том, «кому б присунуть», а о том, чем ты своих женщин — а также их детей — завтра будешь кормить. И что ты сделал сегодня для этого завтра.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма