Главная / Основной блог / Телеги / Управление регионом — 3

Управление регионом — 3

Чем мы управляем, когда ведём машину по трассе? Можно сказать — автомобилем. Можно даже сказать — «ситуацией на дороге». Но на самом деле — только рулём, педалями, кнопочками на приборной панели и коробкой передач. Никаких других рычагов управления у нас нет.

Губернатор управляет не регионом. Он управляет только системой региональной власти. А кроме неё, на вверенной территории есть как минимум несколько властей (выше и ниже уровнем), а также куча разнокалиберных субъектов, для которых вся эта система — никакое не начальство, а просто крупная сила, с которой надо как-то уживаться.

Но физически в оперативном режиме зона управления ещё уже. Это — те несколько десятков людей, с которыми ты как глава региона постоянно взаимодействуешь. Впрямую, т.е. сам лично, ты управляешь именно ими; и только через них — всем остальным.

Поэтому для того, чтобы состояться как губернатор, в первую очередь надо не регионом уметь управлять. Надо уметь управлять людьми — в ближнем, среднем и дальнем кругу. Управлять, учитывая их индивидуальные особенности, их мотивации, их сильные и слабые стороны, способности и ограничения.

Тут две ключевые задачи. Первое: сделать так, чтобы ты был понятен, т.е. чтобы у людей было ясное понимание, чего ты хочешь. Если идея сама по себе тебе кажется хорошей, но ты понимаешь, что правильно её понять твои исполнители не смогут — значит, от такой идеи надо отказываться в пользу более понятной.

Второе — сделать так, чтобы твои сигналы воспринимались как управляющие. Т.е. чтобы исходящее от тебя было для людей не информацией к размышлению, а руководством к действию. Как ни странно, первое, что надо для этого сделать — ограничить поток исходящей от тебя информации. Чтобы все привыкли, что ты открываешь рот только для того, чтобы сообщить решение и отдать команду. Либо форматировать режимы — когда ты «размышляешь вслух», анализируешь ситуацию, а когда — руководишь. Иначе люди не смогут это фильтровать.

Эта задача — практически силовая. Она требует в лучшем случае манипуляции, в худшем — психологического насилия. Твой формальный статус начальника — подспорье, но не гарантия: сплошь и рядом есть люди, имеющие статус, но не обладающие властью. Логика управляемости требует наличия под рукой разнообразных инструментов принуждения, от мягких до жёстких; а также очень тонкого понимания, какая «степень мягкости» необходима в данном конкретном случае.

В случае с регионом отдельной сложностью является то, что управлять придётся не просто людьми, а тоже руководителями, причём довольно высокого уровня. Прекрасно владеющих и искусством принуждения, и способами самозащиты. Многие из них по уровню компетентности, понимания ситуации и горизонту видения превосходят тебя и вполне могли бы быть на твоём месте — но им в какой-то момент либо недостало амбиций, либо есть проблемы с биографией, либо тривиально не повезло. А ещё хуже, если тебя назначили в регион с какой-нибудь высокой должности в Москве, а местные вице, оставшиеся в наследство от предшественника, смотрят как на врага и ждут как бы скушать; но менять их, во-первых, нельзя, а во-вторых, как правило, некем.

Отдельная песня — силовики. Они, как правило, по умолчанию скорее ориентированы на своё московское (окружное) начальство в большей степени, чем на региональную власть, и переориентировать их — дело времени и усилий. Сейчас каждый первый мэр и каждый третий губер имеют неслабые проблемы с прокуратурой и боятся её как огня, чем те активно пользуются, во многих смыслах. Самый очевидный рычаг — повязать силовиков деньгами и в конечном счёте мягко их коррумировать, ибо они практически везде вечно голодные, даже когда под ними ходит какая-то местная экономика. Зачем это надо? Просто затем, чтобы иметь возможность принимать и реализовывать решения, не тратя сил и энергии на борьбу с силовиками. Борьбу, как правило, бессмысленную, ибо темы «наездов» силовиков на чиновников, как правило, не имеют никакого отношения ни к реальной коррупции, ни к реальным правонарушениям — они просто цепляют за то, за что легче всего зацепить. Проигравшим эту борьбу не позавидуешь: посадят только в путь, причём ни за что.

Но при этом правильная координация с силовым контуром — это огромное подспорье в решении кучи управленческих проблем. Скажем, только через силовиков можно нормально выстроить отношения с бизнесом; только ими — прищемить бандитов и разные неформальные структуры, диаспоральные особенно. Плюс на них (на милиции особенно) висит огромная часть социальной политики, фактически, половина ключевых индикаторов, от миграции до смертности (по алкоголю, скажем). Они — «в поле», в несколько большей степени, чем гражданские чиновники, и как бы не ближе к людям. Поэтому нормально их с их интересами встроить в управленческую рутину — критическая задача любой субъектовой власти.

опять же продолжу ещё

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма