Смена режима

У Павловского было как-то рассуждение о том, что в России всякая следующая власть реализует лозунги предыдущей оппозиции. То есть смена власти на самом-то деле всегда происходит, но не в форме смены персоналий (она тоже происходит своим чередом, но это несколько другой процесс), а в форме поворотов курса. Именно «сегодняшняя» оппозиция формирует повестку дня «следующего» режима. И если сформирует плохо, все за это расплачиваются.

Я сейчас понимаю, что по крайней мере по отношению к девяностым и путинизму эта формула верна. Главный лозунг оппозиции 90-х — «Банду Ельцина под суд!» Это, по сути, требование персональной ответственности, судилища над получившими властесобственность в начале ельцинского периода. Кто суть Ходорковский, Гусинский, Березовский, как не члены «банды Ельцина»? Ну да, не все, ещё Абрамович есть, Чубайс, Юмашевы опять же с дочкой и зятем (у которого, впрочем, тоже уже ручку попросили). Но в целом можно сказать, что этот лозунг как раз плюс-минус реализован — причём не в отношении политиков, управлявших процессом, сколько в отношении главных бенефициаров оного. Несмотря на то, что, по тонкому замечанию Вани Давыдова, путинская Россия является абсолютно естественным, закономерным продолжением ельцинской, вплоть до того, что непонятно, где, собственно, заканчивается одна и начинается другая.

Какой главный лозунг оппозиции путинизму? «Нам нужна другая Россия». И, в общем, уже сейчас понятно, что миссия тандемократии в том, чтобы этот лозунг реализовать. Россия будет другой. Она просто вынуждена становиться другой. По воле власти и под давлением обстоятельств (а на самом деле — и то и другое в некоторой пропорции), но она сильно изменится.

Есть ли ещё, кроме государственной власти, в стране какие-то самостоятельные сознательные силы, могущие влиять на процесс этой трансформации, а не просто отдаваться вместе со страной бурному течению? Их нет, нет, нет.

Есть ли время на то, чтобы таковые создать? Его нет, нет, нет.

А значит, тандем безальтернативен в качестве штаба строительства другой России. Это есть факт, мсье Дюк.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма