День выборов

А тем временем на дворе выборы. О которых совсем не хотелось писать, но призывное ржание минздравовского коня таки отозвалось во мне эхом. Кампания пока идёт ровно так, как мы предупреждали весной — собственно, уже тогда основные тренды были на виду. Кроме главного парадокса: кампания «голосуй за любую кроме» — это кампания за легитимацию самих выборов и их результатов. ЕР, явно набирающая меньше, чем в прошлый раз — это та необходимая жертва, которая позволит уже 5 числа заявить о прогрессирующей демократизации нашего общества, его приближении к хранящимся известно где эталонам. Собственно, будь я условной «оппозицией», я б наоборот вёл дело к 90% за ЕР — имея в виду, что Курманбек Бакиев, скажем, за три месяца до второй тюльпановой получил примерно столько же. Да и Мубарак, опять же. Азиатский результат — намного более удобный вход в ситуацию политического кризиса, чем какие-нибудь вымученные 40% за ЕР и толпа нежуликов и неворов, купивших проходные места в «любых других партиях» и обречённых встать стеной на защиту своей победы, похлеще тридцати тысяч курьеров нашистов на московских площадях.

Странно, зачем наши борцы известно-за-что так лажают. Сдаётся мне, людей подводят шаблоны. Понятно ведь, скажем, чего это Навальный попёрся зиговать на гой-прайд, ожидаемо подставясь под хипеш разъярённого кагала: ну, по матрице, любая коштуница/саака/ющенко должна быть обязательно не просто дем, а именно нацдем., это, подозреваю, красными буквами во всех учебниках прописано. Но мы в России, господа, мы в России… где, в отличие от всех этих восточноевропейских гадюшников, «респектабельный» национализм это заведомый оксюморон, именно вследствие того, что в архитектуру России как таковой, России Грозного-Петра-Сталина, гнобилово «этнически русского» компонента, а точнее, жёсткое отсечение от него любых «элит», заложено на уровне архитектуры, чтоб не сказать фундамента. И если ты хочешь «бархатного русского национализма», то надо вначале грохнуть государство, и лишь затем отстраивать соответствующий «дискурс»; обратная последовательность попросту не канает. Вначале — радикальный антиэтатизм, широкий фронт утилизаторов под любыми знамёнами, и лишь потом — выделение собственно «русского» из этих «любых».

Медведев — жертвенный агнец «демократизации», именно за этим он первым номером в списке зримо слабеющей сейчас ЕР — слабеющей, но ровно настолько, чтобы сказать: вот, наш результат — это результат респектабельной партии в респектабельной стране; не согласны — давайте дискутировать, вот вам сто пятьдесят площадок для «дискуссий» и прочей «обратной связи». Вообще, «обратная связь» — очень крутая, сильная метафора неотвратимо наступающей эры гей-демократии, где в отделённой, по завету Кудрина, от финансов политике главным, самым важным-преважным вопросом становится право публично и легально долбиться в анус, и социум делится на сторонников и противников этой формы досуга; соответственно, «левых» и «правых». Само собой, этот новый фактор приводит к тому, что гой-прайды смешиваются с собственно гей-парадами почти что до неразличимости, с той только разницей, что те, которые в Люблино — пидарасы в т.н.»плохом» смысле. «Плохие» — значит агрессивные, злые, неправильные. Задача — сделать «плохих» «хорошими», и на неё система будет работать, не щадя ничьей задницы, ибо она есть воплощённое добро, долженствующее непременно победить зло.

Свят Егорий во бое

На лихом сидит коне,

Держит в руце копие,

Тычет змия в жопие…

Кто сказал «долбак»?

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма