Киевское

Сижу в круглосуточном интернет-кафе окнами на Майдан Незалежности. На самом майдане — что-то типа «дня города»: толпа народу и полное отсутствие политической символики. Единственное, что напоминает про день выборов — палаточный городок где-то на пять палаток — под лозунгами, ви будете смеяться, «Киев без политики». Ну да, ну да…

Кхм. Во-первых, никогда ещё у меня не было такого длинного дня в году. Он начался сегодня в два часа ночи по горноалтайскому времени в гостинице на берегу Катуни, а закончится в Киеве глубоко за местную полночь в русско-украинском информцентре. Но это же день рождения, его не грех и продлить, да.

Во-вторых, вот уж чего не ожидал, так это того, что мне придётся справлять ДР в компании таких добрейшей души людей, как Станислав Белковский, Владислав Каськив, Тарас Чорновил, Марат Гельман и Сергей Марков. Я, конечно, всегда в глубине души подозревал, что в аду нас всех точно будут жарить в общем зале и на соседних сковородках, но не предполагал, что это случится настолько скоро.

Ад, кстати, в новгородском Знаменском соборе на западной стене потрясный изображён. В 17-м веке в этом понимали, так что получилась один в один оранжевая Украина. Все там есть: и Ющенко, и Янукович, и Юля, конечно же, на самом центральном месте. Ну и эти, как их, активисты. С инструментами для обработки электората.

Буду сегодня рассказывать про вызов эмополитики и эмототалитаризм. Пожалуй, это сейчас главное, именно это, а не что-то ещё. Попробую ещё вспомнить свой разговорный украинский, хотя бы каким он был в 96-м в Могилянке. А то у местных дурная привычка на каждом углу, как попки, повторять: «вы, росияни, не понимаете в местной специфике». Это вам тут вместо здрасьте скажет любой, даже сопливый говнюк-первокурсник, у которого знания о современной Украине на уровне газеты анекдотов-кроссвордов из электрички, а украинской истории — на уровне продающейся тут же с лотка брошюры про боевой гопак.

Витаю всех, короче. Со святом Вери, Надии и Любови. Хороший всё-таки день, даже безотносительно к тому, что у меня он в паспорте записан в графе д.р. И погода в Киеве очень даже ничего. И киевлянки тут красивые ходят — все глаза проглядел, пока бродил с трубочкой по Крещатику… нет, пожалуй, погорячился я про преисподнюю. Подумаешь, «белковский». Он, в конце, концов, неотъемлемый элемент нашей жизни — я его, между прочим, одно время и на Тверской почему-то встречал регулярно, раз в две недели как по расписанию.

До встречи завтра в Москве.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма