Старые счеты

К вопросу о статье Ходорковского, статье Литвинович, и, в конечном счете, «России, вперед» Медведева).

Я не разделяю совсем уж пессимистического пафоса в отношении «инновационного прорыва». Но вывод из процитированного выше разговора для меня состоит в том, что задача, поставленная и осознанная нами как основная, не решается штатными средствами системы. Однако это не означает, что она нерешаема в принципе. Скорее, это означает необходимость смены парадигмы, создания новой методологии и нового подхода к проблеме.

Итак, несколько тезисов.

Тезис 1. Задачи, стоящие перед Россией на ближайшие 40 лет – годы активной жизни моего поколения – имеют предельной рамкой не господство, не лидерство и даже не успех, а выживание как таковое. Всё прочее (включая, вполне возможно, и успех, и лидерство — если это действительно необходимо) – условия выживания.

2. Объявленные и принятые задачи модернизации таковы, что им не соответствует социальная структура современного российского общества, а также сложившиеся механизмы её самовоспроизводства (в первую очередь образование).

3. Объявленный «инновационный прорыв» не имеет субъекта. Правящий и поддерживающий слой не есть слой прорыва – он есть слой выживания. Его институты – институты выживания. Те методы, которыми он пытается решать задачу прорыва – это методы «выживанческой» практики.

4. Для того, чтобы прорыв состоялся, у него должен появиться коллективный субъект. Вербовать в него людей не из кого, кроме как из нашего «поколения рубежа».

5. Правящему слою для этого необходимо сломать установку на среду прорыва как на стафф. «Мы будем управлять страной, решать вопросы и платить вам зарплату, а вы становитесь креаторами и изобретайте роботов» — это гибельная установка. Инновационный класс может состояться только тогда, когда он формирует из себя своего рода параллельную власть.

6. Единственно возможный субъект для решения поставленных задач – государство. Единственно возможное государство – это существующее государство РФ. Единственно возможные методы – революционные. Единственно возможный путь – превращение существующего государства РФ в своего рода «революционное государство». Инновационный класс – это революционный класс.

7. Любое промедление, колебание или медлительность усиливает «жёсткий» сценарий и ослабляет «мягкий»; в балансе становится меньше эволюции и больше революции. Чем больше мы тормозим и колеблемся, тем меньше останется времени и тем жёстче придётся действовать.

Трансформация уклада – это массовый, масштаба десятков миллионов людей, переток из одного уклада в другой. То есть гигантский социальный транзит – сопровождаемый, если не предусмотреть специальных механизмов смягчения, жесточайшими катаклизмами на уровне социума. Если не удастся в кратчайшие сроки разработать механизм мягкого перетока кадров из уклада в уклад, то всё более актуальным становится тема «новой коллективизации», т.е. выбрасывания людей из существующего уклада в маргиналию, на улицу – с последующей вербовкой в новый уклад уже в качестве маргиналов. Чем медленнее мы втягиваемся в долгосрочное планирование – тем жёстче будет  аврал. Чем меньше мы сможем предусмотреть в планах, тем меньше завтра останется пространства для экономической свободы.

Скажем, советская власть, решая задачу своего «инновационного рывка», вынуждена была воссоздавать интеллигенцию, вопреки своей базовой установке на строительство «государства рабочих и крестьян». И ведь, между прочим, именно этот слой оказался главной проблемой режима! Справиться с ней он так и не смог.

Инновационный класс – это новая интеллигенция. В советской системе интеллигенцию загоняли  в естественные и  точные науки, чтобы сохранять под контролем сферу идей. В итоге сложилась диковатая субкультура «творческих физиков», подарившая нам целый пласт культуры от Ефремова до Стругацких, от бардов до диссидентов. Но даже засадив всех делать ядерные бомбы, советские руководители не учли, что среди делателей бомб окажутся и такие, как академик Сахаров.

В этом смысле задача правящей элиты современной России – не просто сформировать новую интеллигенцию как слой, посадив людей на определённые должности и выписав им зарплату, но создать механизмы политической репрезентации этого слоя как субъекта, форму его участия в определении политического курса страны. Делиться надо даже не собственностью, а тем, что предлежит собственности – властью. Но это значит также, что формируемый инновационный класс должен, кроме всего прочего, быть к этой власти готов; должен знать, что с ней делать; как этого добиться — об этом никто пока не думал даже и в проекте.

***

Вывод, наверное, может показаться грустным – а то даже и скучным. У «поколения перелома» ни в одной точке внешнего мира нет своей «святой Софии», на которой надо ставить крест. Та «София», которая есть  у нас, находится внутри нашей собственной страны. И наша историческая миссия – она тоже здесь, в России.

Масштаб этой миссии с первого взгляда вряд ли может показаться эпохальным и героическим. Выжить, сохранить страну, выиграть битву за историю, освоить лежащее в ней неосвоенным. Перескочить из социального и хозяйственного уклада образца середины ХХ века в уклад середины ХХI. собрать и удержать рядом с собой «русский мир» — Россию за границами России. Всё это – работа на удержание, а не на экспансию. Или, если угодно, «экспансия внутрь». Любая другая экспансия, любые другие, большего масштаба задачи – это дело следующих за нами поколений. Если только мы, за отмеренный нам срок, успеем создать для них такую возможность, заложить базу.

Иными словами, у нашего поколения нет шансов замахиваться на невиданные мировые прорывы, построение вавилонских башен и пр. Нам надо «очень быстро бежать, просто чтобы остаться на месте». То есть – чтобы сохранить к 2050 году всё то, что мы уже имеем в 2007-м. Оказывается, что в сложившейся ситуации эта задача сама по себе сродни подвигу; но эта задача и есть задача выживания. И всё же при этом: охраняя, не можешь сохранить: держа, не можешь удержать. Остановившись (или даже замедлившись), упадёшь.  Беги, Лола, беги.

Это я писал летом 2007 года, в апогее «стабильности». Это кусок из книжки про поколение, которую так и не стал публиковать Павловский, НЗНП.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.