Главная / Госуправление / Про доклад Воробьева

Про доклад Воробьева

Был сегодня в Красногорске на ежегодном губернаторском послании Андрея Воробьева. Пообщался с несколькими друзьями, которых давно не видел и рад был видеть в зале — Ирина Плещева?, Марина Юденич?, Эльмира Хаймурзина?, Светлана Журова?, Вениамин Роднянский?, Юра Котлер, Илья Заливухин?, Михаил Блинкин, Сергей Водопетов?, Леонид Поляков?, Евгений Минченко?, Борис Межуев? и многие, многие другие.

По смыслу речь Воробьева я понял примерно так. В предыдущие два года основным вектором работы региональной власти были «майские указы» — качество жизни на территории. Здесь они добились довольно солидных результатов, которые были продемонстрированы в отчетно-констатирующей части, но в целом, конечно, еще поле непаханое, и по большому счету «все только начинается».

Однако большой контекст волей-неволей диктует некоторую коррекцию приоритетов. Подмосковье — регион, непосредственно примыкающий к крупнейшему в стране (и во всей восточной Европе) московскому рынку сбыта. И на этом рынке в результате санкций, падения курса рубля и других причин образовались гигантские, многомиллиардные лакуны, на которых ранее безраздельно господствовал импорт. И для региона это, при всех сложностях, невероятный шанс — если, конечно, суметь быстро и целенаправленно им воспользоваться.

Шанс сразу в нескольких измерениях. Во-первых, целый ряд производств, создание которых было ранее попросту нерентабельным, становится теперь хорошим и прибыльным делом. В первую очередь речь о легкой и пищевой промышленности, «последней миле» цепочки переделов до конечного потребителя. По грубым подсчетам, в ближайшее время в регионе могут возникнуть (и выжить в перспективе 3-5 лет) порядка 200 тысяч (!) новых компаний разного калибра. Было бы форменным ротозейством эту возможность проморгать.

Во-вторых, появляется действительно изящное решение проблемы, дамокловым мечом висящей над всей московской агломерацией — транспортного коллапса. Теперь можно не только (и не столько) лихорадочно вбухивать миллиарды в строительство и реконструкцию новых артерий (и все равно не успевать за стремительным ростом населения и автопарка в регионе), но и максимально приблизить места приложения труда к местам компактного проживания нескольких миллионов человек — создав для них возможность работать вблизи от дома, не теряя при этом в деньгах (а то и выигрывая). И, опять же,  грех этот шанс упустить.

В-третьих, появляется шанс превратить значительную часть нынешних «бюджетников» (государственных и частных) в собственников — людей, которые совсем иначе относятся к территории и своей жизни на ней — как минимум потому, что им есть что терять. И это уже не экономический, а политический сдвиг.

В-четвертых, возникает неиллюзорная возможность залатать хроническую дыру в муниципальных бюджетах, возникающую буквально вследствие того, что НДФЛ, налог на землю и налог на имущество от «спальников» уходит в бюджет столицы — в то время как за всю социальную инфраструктуру для них приходится платить на месте. А до кучи и оставить значительную часть денег, которые эти люди тратят, на территории — обустроив жизнь на ней по стандартам современного мегаполиса (включая чистую воду, централизованную канализацию, развитый масс-транзит и качественную культурно-досуговую и образовательную среду).

Все это пока именно только шансы, причем с точки зрения времени «окно возможностей» для их реализации является довольно коротким. И ключ к реализации всех этих шансов — развитие предпринимательства, которое, в свою очередь, становится уже инструментом развития территорий. Что, собственно, и было обозначено основным приоритетом в сегодняшнем воробьевском выступлении.

Вопрос лишь в том, насколько все это сообщество профессиональных рантье с многолетней привычкой «торговать местом» (я имею в виду и региональную, и муниципальную бюрократию) окажется в состоянии «переобуться в воздухе», чтобы успеть сделать нужные шаги.

Можно сказать, что настоящий экзамен на состоятельность управленческой модели для Воробьева и компании начинается только сейчас.

P.S. Что я бы сделал прямо сейчас на их месте. Если ставить задачу создавать рабочие места именно для существующего населения, первым делом нужно качественное картирование трудовых ресурсов — на уровне понимания, где люди работают сегодня, сколько зарабатывают, в чем состоят их профессиональные компетенции и каковы критерии предпочтений при выборе работы. Это требует продвинутой социологии, причем не электоральной, как у нас привыкли, а именно социоэкономической. Иначе вслед за «привлечением инвесторов» придется еще и «привлекать» сбежавших от падения курса таджиков, поскольку на создаваемых этими самыми инвесторами предприятиях никто из местных работать не захочет. А в дальнейшем имеет смысл строить стратегии развития предпринимательства с опорой на понимание этих ресурсов, своего рода социогеографию региона.

В конечном счете ключевой дефицит для реализации любых такого рода хотелок — кадровый. Точнее, коммуникативный.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма