Недострой

Несколько беглых наблюдений за нашим госустройством из практики работы в одном субъекте федерации. 
Как известно, большинство регионов у нас дотационные, а бюджеты — социальные. То есть их структура расходов — это бюджеты поддержания штанов. Все, что за рамками поддержания, финансируется на уровне регионов по остаточному принципу. Но зато эти немногочисленные региональные госпрограммы развития могут быть щедро софинансированы из федерального бюджета — в пропорции 20:80, 10:90 и даже 5:95. Правда, при условии, что программы будут защищены перед федеральными ведомствами, у каждого из которых — свои правила и свои подходы. 

Иными словами, логика финансового федерализма устроена так. Центр как бы говорит регионам: дорогие регионы, штаны ваши, так уж и быть, поддерживайте себе сами, как вам заблагорассудится. Но если хотите всерьез что-то у себя развивать, дуйте к нам и объясняйте, что вы там у себя собираетесь делать и зачем — нам из Москвы виднее. 

Регионы, в свою очередь, меньше всего хотят, чтобы центр лез чего-то там понимать в их затеях. И выстраивают целую сложную систему очковтирательства, главное назначение которой — чтобы формальным показателям все соответствовало, а по сути вообще никто ничего никогда не понял. Сводить эту стратегию к одной лишь «коррупции» — ошибка: здесь скорее борьба за бюджетный суверенитет. Центр говорит: денег дам только на те цели, которые сам выберу. А регионы отвечают: ты, главное, дай денег, а с целями мы как-нибудь сами у себя тут разберемся. Ну, если очень надо — так и быть, изобразим, что работаем на твои цели, но на самом деле все равно будем реализовывать наши собственные. 

В результате распределение бюджетных денег на задачи развития обрастает целой системой сговоров: между федеральными и местными чиновниками, между заказчиками и подрядчиками, между различными протеже разных клановых структур и т.д. 

Промежуточный вывод «для себя»: то, что мы считаем «коррупцией», часто оказывается в скрытой, подавленной форме «политикой». Потери, которые несет казна — это цена, которую мы платим за бюджетную централизацию, иначе говоря — за феномен, который называется «Правительство РФ». А по сути является набором проектных команд, каждая из которых пытается тащить блок задач, заведомо превышающий ее управленческие мощности. В этом смысле особенно впечатляет МинЖКХ — федеральная структура, управляющая в пределе кранами, розетками и унитазами в домах полутора сотен миллионов людей. 

Резюме: хоть полстраны пересажай, «коррупция» никуда не денется. Потому что это не коррупция. Это недостроенная, архитектурно ущербная федерация. Да, это про 1993-й год.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.