Главная / Линки / Увидев новый эмоциональный текст Бароновой

Увидев новый эмоциональный текст Бароновой

http://ponny1.livejournal.com/726172.html, поймал себя вот на какой мысли.

Режимная контрпропаганда в основном атакуэ навального ad hominem — ну и отчасти небезрезультатно, благо сам он пустой, как барабан, а его свита — волковы-ашурковы-гагановы — паноптикум, на фоне которого даже кооператив «Озеро» выглядит институтом благородных девиц. Но тем не менее по большому счету вся эта атака — в пользу бедных.

Потому что дело вообще не в нем.

Есть вещь, которую все подсознательно чуют, но боятся проговорить. Центральная _политическая_ проблема позднепутинского времени — то, что так долго не было вообще никаких кризисов. Экономическая встряска 2008-го, политическая 2011-го для людей, переживших 89, 91, 93, 95, 98 — считай, семечки. Ни о чем. Тогда как весь предшествующий период приучил нас к тому, что если и есть когда шанс вытянуть счастливый билетик, то именно во «времена перемен». Да, билетик будет не у всех, но на «всех» в данном случае оказывается плевать: каждый имеет в виду шансы для себя лично. Итого, мы имеем социум, признающий один-единственный «социальный лифт»: Большую Встряску.

Именно отсюда — навязчивые аллюзии на Ельцина (то, что Навальный не Ельцин ни разу, думаю, понятно любому, кто хоть чуть-чуть понимает в людях). Здесь в скрытом виде отражен запрос — не на «нового Ельцина», а на «новую Перестройку».

И это совсем не то же самое, что «поздний Застой». Тогда люди, может, и хотели перемен, но не имели их в опыте и не знали толком, что это такое. Сейчас люди точно знают, чего хотят и ждут. Они ждут, что «всем» станет чуть хуже, нынешним «верхним» — очень сильно хуже, а им самим — чем черт не шутит, а вдруг?!!

Ну и, конечно, мы хорошо знаем, как выглядит и как называется настоящий, не-«потемкинский» лифт вертикальной мобильности. Он называется «гильотина». Потому что для того, чтобы кто-то мог взобраться наверх, нужно, чтобы некто другой освободил для него место. И ежу понятно, что по своей доброй воле никто этого делать не будет.

Хорошо это или плохо? А вот не знаю. Мне глубоко плевать и на нынешних верхних, и на вожделения в их адрес новых шариковых. Более того: пора уже выйти из «перестроечного» психоза по отношению к кризисам и революциям: не все из них одинаково пагубны; некоторые, наоборот, вполне полезны и очистительны. Даже с учетом того, что во власть в их результате всегда приходит шваль и жулье хуже прежнего, а потом еще и начинает остервенело рубиться между собой (см. наши 91-93).

Но ведь правда же система без кризисов загнивает и тупеет. Два последних крупных выборных цикла — 2007-2008 и 2011-2012 с точки зрения качества подготовки кампаний отличались разительно — если к первому сурковская машина начала готовиться года за полтора, строили социологические модели, отрабатывали сценарии, готовили кадры, то к 2011-му всем уже был сам черт не брат, типа «проголосуют как надо, а не захотят — накидаем», а думающих иначе считали паникерами. Эта деградация происходила даже на масштабе личностей: скажем, Сурков 2006-го и он же 2010-го — два очень разных человека, и разница не в пользу второго.

Короче говоря, воевать с Навальным бесполезно и не нужно. Даже его активу про него все более-менее понятно. Но он — единственный изо всех на поляне — дает надежду на движуху, в которой у ищущих шансы появляются таковые. И проблема тут в том, что это единственная игра, в которую здесь вообще готовы играть — в этом, опять-таки, народ и партия едины.

Может, это опять-таки и неплохо, что «он, мятежный, ищет бури». Он — в данном случае «политический субъект», или даже «политический класс», как угодно. Рано или поздно он пробьет коммуникативную блокаду сумеет навязать это свое желание «молчаливому большинству» — так, что оно будет искренне уверено в том, что само этого захотело. В этом случае путинско-столыпинское предложение «двадцати спокойных лет» снова, как и в начале прошлого века, не найдет себе адресата.

В любом случае, разбираться с этим запросом на новый кризис куда интереснее, чем разбираться с Навальным. Потому что если запрос будет расти, никакой Кировсуд не спасет — вместо Навального вылезет десяток Подвальных, и за каждым немедленно выстроится собственная стая истекающих голодной слюной «политических менеджеров».

Ну и барышень с зычными голосами, таких, как Мария Баронова, например.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.