Главная / Линки / «А вы разве не пошли бы работать к Путину?»

«А вы разве не пошли бы работать к Путину?»

http://www.novayagazeta.ru/politics/63613.html

Очень сильное интервью Анны Герман. Сильное не политикой, а вот этой антропологией: «Петя хороший мальчик, а я люблю плохих мальчиков». Понятно, что в ее картине мира Путин — это тоже тот «плохой мальчик», на которого надо влиять, которого надо смягчать и так далее, и в этом ее представление о роли правильной женщины. Но тот Путин, который есть в ее сознании — это тоже такой украинский бандоолигарх, один из ряда ахметовых, который придет со стволом и отнимет — Крым, Донбасс, Киев и так далее; никакого другого Путина ей и в голову не приходит. Собственно, именно поэтому «ее» Янукович «считал себя выше Путина».
Я люблю эту извечную бабскую дилемму про хороших и плохих мальчиков. Про то, что «хороший — значит слабый», «хороший — значит трус» — трус не в буквальном, а в каком-то глубоком онтологическом смысле: грубо говоря, когда женщину надо брать на силу, преодолевая ее сопротивление, которое и нужно только затем, чтобы его преодолели, хороший мальчик пасует, и ему этого не прощают. А плохой не ссыт и берет, тем самым действием беря не только женщину, но и всю ответственность за происходящее и за последствия — мечта бабья.

Банда и тюрьма — среда социализации мальчиков, уже сумевших стать «плохими». Армия и война — место, где хорошие мальчики научаются становиться в определенных ситуациях плохими, оставаясь в основе хорошими — вот отсюда этот сакраментальный женский идеал «настоящего полковника». Квачков, он же Стрелков, он же Путин, в мифологическом измерении.

Ну или кавказские «благородные бандиты» — в каждый свой приезд в Грозный слушаю очередную такую байку, в данном случае — про чьего-то деда, который прошел всю войну до Берлина, уехал с орденами к родным в депортацию, вернулся с ними в 57-м на родину, а в 60-м подался в абреки — с советской властью воевать «за правду». Сел в 65-м на десять лет, вышел несломленным и подался опять в горы…

Я, блин, вполне понимаю, с чего бабы сохнут по такому вот «мужчине-воину», «плохому» снаружи и «хорошему» внутри. Но если б у меня был сын, а не дочь, я б учил его, что война, джихад, это в первую очередь состояние души, а не образ действия. В моей иерархии «мастер» стоит выше «воина» — метафорически можно сказать, что воин идет путем ангелов, ведущих войну с «силами внешнего», а мастер идет путем Творца, создающего мир из хаоса. И в этом смысле, при прочих равных, лучше быть крутым инженером, философом или художником, чем крутым полковником, бандитом или царем.

Даже при условии, что никакая Ганна, юная и прекрасная, никогда не будет сохнуть по тебе, утырку и ботанику. Хер с ней; пусть идет к своему Януковичу, чтоб надеть себе на голову, словно брачный венец, ту шапку, которую он только что одолжил у случайного прохожего. Они хорошая пара.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма