Главная / Линки / Любовь и роботы

Любовь и роботы

Вот забавно комментирует мой текст про «Новый интернационал» жж-юзер sapojnik. Там, правда, не столько про текст, сколько про мое тяжелое житье-бытье.

Примечательна его судьба: его (…) поперли с должности, обвинив, как водится в аппарате, в «недостаточной бюрократической эффективности», и теперь он где-то прозябает на задворках, в одной тусовке с фриками вроде Делягина и Маркова. Это, кстати, тоже типичная судьба: умных охранителей, «охраклов», практически всегда не ценит их собственное государство, они ему НЕ НУЖНЫ; у них, по сути, неразделенная любовь.

Вот вроде бы уже столько раз доказывал словом и делом, насколько мне чихать на приязнь или неприязнь очередного столоначальника, коих я за два с лишним десятка лет политического стажа повидал туеву хучу. Ан нет: стоит написать что-то считываемое публикой как «охранительство» — тут же всплывает эта тема неразделенной любви, в вариациях от карикатурной до такой вот почти лирической.

Что ж, есть повод в очередной раз обозначить своего рода кредо. Я, видите ли, потомственный инженер. И государство для меня это не более чем engine — старый, дребезжащий холодильник «Зил», в котором все почему-то упорно видят Терминатора (доброго или злого — это уж зависит от личных политических предпочтений). Можно ли страдать безответной любовью к старому холодильнику? Наверное, можно — в наше время бывают и не такие еще затейники. Но в этом случае нечего и пытаться его наладить, а моя цель, в конечном счете, именно такова. Да, ковыряясь отвёрткой в таких девайсах, со сгнившей проводкой и утраченной еще при царе Горохе инструкцией по эксплуатации (не говоря уже о принципиальной схеме, которой, даже если бы она существовала, после десятка горе-модернизаторов все равно веры нет), всегда надо держать в уме риск, что тебя в какой-то момент токнет ёбом. Но мне и прорву лет назад в бытность помощником электрика в ШЧ Юго-Западной железной дороги случалось со столбов падать — ничего такого уж страшного.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма