Главная / Линки / Костин, самое смешное, прав.

Костин, самое смешное, прав.

Про кредиты для МБ.

Наконец-то хоть кто-то высказал наболевшее. Действительно, накачивать малый бизнес кредитами, которые он не в состоянии вернуть — дело для банков бессмысленное. Не случайно Сбер в итоге закрыл услугу «бизнес-старт», где у заемщика был выбор между франшизой и типовым бизнес-планом: ничего из этого не вышло.

Другой вопрос — как к этой ситуации относиться и что с ней делать. 

Костин же еще и развернул свой тезис: 

Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать? Будут невозвратные долги. Есть потребление, есть спрос — будут деньги, нет потребления и спроса — зачем дешевыми деньгами заливать экономику?

Это высказывание о том, что: 

1. С точки зрения Костина, единственный рынок для МСП в России — это текущий потребительский спрос. Позиция странная: в мире не так — значительная и все возрастающая доля малого бизнеса сегодня это B2B и даже B2G. Если же говорить про B2C, то здесь у МСП дела действительно в последние годы не очень — крупный ритейл, сети, транснациональные компании отжимают одну нишу за другой, загоняя «мелкоту» в гетто или трансформируя в свои франшизы. На крупных потребительских рынках идет процесс консолидации, и бороться с ним — плевать против ветра.

2. Есть несколько ключевых факторов, делающих сегодня банковское кредитование МСП невыгодным. Назову лишь основные:

  • Дефицит залоговой массы — «маленьким» сплошь и рядом просто нечего предложить в обеспечение кредита.
  • Высокие риски и плохо работающая система их оценки — у банков просто нет необходимых экспертных и аналитических мощностей для того, чтобы разбираться с каждым конкретным случаем (либо экспертиза оказывается слишком дорогой на масштабе необходимых объемов кредита)
  • Слабые предпринимательские компетенции у большинства заемщиков — неумение просчитать бизнес-планы, адекватно оценить свои возможности и потенциал проекта; отсюда — низкое качество проектов
  • Высокая ставка рефинансирования (плюс политика ЦБ) — совокупность факторов, делающих денежное предложение очень дорогим, за гранью рентабельности для большинства проектов.
  • Низкая доступность инфраструктуры — дорогая и неудобная коммерческая недвижимость, логистика, коммуналка etc.
  • Громоздкая бюрократия — лицензии, сертификация, налоговая отчетность и т.д.
  • Налоги — last but not least.

Все это проблемы старые и известные, и государство в последние годы разными способами пыталось их решать. Субсидировали ставки, строили бизнес-инкубаторы и пром/технопарки, организовывали программы массового ликбеза, вводили «упрощенку», делали гарантийные фонды, вваливали большие деньги в поддержку лизинга, в последнее время вплотную занялись инфраструктурой. Сейчас еще обещают отрегулировать доступ к деньгам госзаказа и заказа крупных госкомпаний (это на флаге у новой Корпорации развития МСП). Но результат отрицательный — число МСП в стране продолжает сокращаться.

Костину, конечно, влом вообще возиться со всей этой мелкотой (особенно когда у банка есть такие клиенты, как Дерипаска — см.продолжение его речи). Но вот я, скажем, последние три года посвятив в основном разбору проблем и прикладной работе именно на данном этаже экономики, рискну предположить, что при грамотном подходе для финансовых структур финансирование малого бизнеса вполне могло бы быть чем-то большим и более выгодным, чем «соцнагрузка». 

Что для этого нужно. 

1. Отказаться от устаревшей доктрины, что развитие малого бизнеса — это история про частную инициативу одиночек. Сегодня это может и должно решаться программным способом — проектные офисы, работающие с потоком проектов, кадровые программы, сервисы коллективного пользования, централизованное планирование — вопреки либеральной догматике, оно вполне сочетается с частной собственностью, рынком и предпринимательством.

2. Включить в процесс муниципальную и региональную власть. Инструментом могли бы послужить стратегии развития — ныне игрушка достаточно бесполезная и в лучшем случае сугубо пропагандистская. С помощью власти можно было бы картировать территории, рассчитав с помощью имеющихся на руках данных — сколько, скажем, кафе, аптек или парикмахерских выдержит территория (т.е.вычислив зависимость средней рентабельности того или иного типового бизнеса от количества оных на единицу населенной территории при известной цифре среднего дохода на душу населения и структуре потребительской корзины).

3. Исходя из этого, сформировать портфель проектов, поддерживаемых властью для той или иной конкретной территории, и организовать открытый конкурс на их реализацию среди предпринимателей. 

4. Только после этого, уже имея на руках и документально оформленную поддержку (включая обязательства по инфраструктуре, льготам и т.п.), отправлять победителей конкурса в банк — с просчитанной бизнес-моделью, договорами на руках и пошаговым планом реализации проекта. Математика очень важна — в банк следует идти только в том случае, если расчетная рентабельность в проекте превышает процентную ставку по кредиту. 

5. Объем требуемых кредитных средств может быть максимально сокращен за счет мобилизации в проект необходимых ресурсов (оборудования, недвижимости и т.д.) «в натуральном виде» — в обмен на доли в прибыли. Такая схема уже реализована много кем — Ян Горелов не даст соврать. В результате кредит понадобится только на обеспечение переменных расходов на первое время с момента запуска проекта — до выхода на точку безубыточности; а это не только совсем другие масштабы, но и совсем другие риски, которые гораздо легче оценивать.

6. Банки могли бы подсуетиться и создать рынок внешней экспертизы проектов — на определенном масштабе проще покупать готовые экспертные заключения у проверенных оценщиков, чем напрягать собственные службы, стреляя из пушек по воробьям.

7. Крупные поставщики разнообразных ресурсов для МСП — будь то разного рода оборудование, клиентский трафик (яндексы-гуглы), сбытовые площадки (физические или электронные) или даже коммерческая недвижимость — также могут быть привлечены для работы с потоком портфельных проектов — с каждым в отдельности возиться им масштаб не позволяет, однако, как говорил Раскольников, «пять старушек — рупь». Для них это и гарантированный рынок, и возможность завязать на себя множество небольших компаний в самых разных точках страны, и вполне привлекательные объемы.

Вышеизложенные семь пунктов, если кто не понял — это был рекламный ролик нашей программы «Корпоративное предпринимательство«, которая в этом году стартует уже в двух субъектах РФ. Презентовать ее более развернуто я планирую в Питере на площадке Внешэкономбанка 19 октября. Ход и итоги первого года программы подробно описаны здесь, если кому интересно. 

А Костин? Да и Аллах с ним, с Костиным; ему все это не нужно, у него Дерипаска есть. И Сечин. Jedem das Seine.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.