Павловский-2

Интернет-проекты Фонда эффективной политики национализированы и стали частью ВГТРК

ФЭП — одна из структур, созданных под те модели информационного бизнеса, которые были в ходу в девяностые: со всеми этими их «откатами», «семьями», «олигархами», «чёрным пиаром» и, в первую и главную очередь, «чёрным налом». Поскольку потоки последнего всё явственней пересыхают, а взаимоотношения, построенные на «надёжных схемах», всё дальше уходят в прошлое, сам этот мифологизированный монстр на авансцене российской политики становится всё более похожим на ископаемое, и его «оптимизация» до нормальных размеров небольшой консалтинговой фирмы в конечном счёте была делом времени.

Когда Страна.ру ещё только создавалась, вокруг неё распускались туманные и таинственные слухи, и от неё ждали очень многого. Руководители ведущих коммерческих интернет-порталов вслух высказывали опасения, что «Страна» может всерьёз нарушить равновесие на рынке интернет-порталов, который тогда ещё только складывался. Однако, когда «Страна» появилась в вебе, она оказалась лишь одним из сайтов новостей, проигрывающим в оперативности, подаче информации и удобстве использования другим крупным новостным е-медиа (Лента.ру, Газета.ру и др.), и никакие «эксклюзивы», даже «с самого верха», с едва ли не ежедневной периодичностью публиковавшиеся на «Стране», не в состоянии были привлечь аудиторию, достаточную для того, чтобы занять лидирующие позиции в этой нише. При этом изначальная ошибка заключалась в самом подходе к интернет-СМИ, выбранном менеджерами ФЭПа: объявив войну т.н. «вторичному контенту» других сетевых СМИ, они пытались создать полномасштабное федеральное информагентство, единственным непосредственным потребителем информации которого был интернет-сайт с посещаемостью в несколько десятков тысяч человек. Как не трудно догадаться, всё это исключало возможность успеха в равной конкурентной борьбе с аналогичными коммерческими проектами, и делало «Страну.ру» и связанные с ней проекты заложниками того самого «непрозрачного» финансирования.

На данный момент само по себе надувание устрашающих и дорогостоящих мыльных пузырей как бизнес становится всё менее рентабельным и всё более рискованным, и решение из него уйти, списав долги и «пассивы» на казну, выглядит логичным и коммерчески оправданным. Особенно с учётом того, что у всех этих крупных проектов далеко не самый эффективный менеджмент, который вряд ли возможно оптимизировать в силу той самой непрозрачности и «семейности» структуры ФЭПа образца второй половины девяностых годов.

Тем не менее, самой главной причиной «слияния» веб-проектов ФЭПа с ВГТРК стало фактическое отпадение надобности в информационной деятельности ФЭПа по политическим «проектам», таким как «проект Путин». Само понятие «проекта Путин» абсолютно не нужно в то время, когда уже довольно давно есть просто Путин безо всякого «проекта». Посему напускание вокруг него конспирологически-метафизического тумана, перманентные виртуальные победы над виртуальными врагами («государство-2», «Кремль-3» и т.п.) — основная деятельность Павловского после миллениума — выглядят даже несколько смешно.

Возможно, это ещё не конец Павловского как явления в российской политической истории. И, возможно, он еще найдет себя в изменившемся времени. Однако вряд ли Павловский-2 будет хоть сколько-нибудь сопоставим по значению с создателем исчезающего сейчас ФЭПа.

Источник: http://www.publications.ru/comments/59719/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма