Главная / Внешние публикации / Совесть такая сфера, где прогрессивный налог невозможен

Совесть такая сфера, где прогрессивный налог невозможен

Алексей Чадаев спорит с теми, кто считает амнистию аморальной

Споры вокруг экономической амнистии сводятся, по большому счёту, к двум простым логическим конструкциям. Первая обобщённо выглядит так: в мутные девяностые не было никаких законов, ибо советские кончились, а российских не образовалось, посему все «экономические преступления» этого периода подлежат амнистии. Вторая — законы законами, а заповедь «не укради» никто не отменял, и воздаяние по оной непременно и необходимо; и вообще, жить надо не по закону, а по совести. В связи с этим хотелось бы высказать несколько соображений.

Первое. Очевидно, что объекты предполагаемой амнистии, в подавляющем большинстве, вовсе не сидят в данный момент под арестом или на зоне. Ни деньги, ни люди — и само слово «амнистия» применительно к ним звучит диковато. Поэтому смысл идеи амнистии — не в том, чтобы, как пишет Толстая, уберечь братию «знаек» от гипотетической Володимирки, сколько в том, чтобы де-юре и де-факто примирить общество с тем положением вещей, которое успело сложиться в девяностые, в некой этической легитимации капитала и находящегося при нём «класса собственников».

Собственно, статья Крылова «Знайки и буратины» — как раз про это. Автор, от лица всех «незнаек», предложил свой собственный вариант этической амнистии: пусть, дескать, «наворованные» деньги будут вложены «знайками» в нечто великое и державное, дабы компенсировать утрату имущества адекватным ростом чувства национальной гордости. Ибо, мол, так всю жизнь делали мудрые советские руководители: сначала развёрстка и коллективизация, а потом — Гагарин и атомная бомба. Кому как, а по мне — такая «амнистия» не пойдёт. Ибо есть традиции, которые продолжать не стоит, и традиция делать великие и державные бомбы с ракетами на средства от развёрсток и коллективизаций — как раз из них. А амнистия — именно этическая — нужна не для того, чтобы вновь всей страной лабать «лапоть свыше пяти тонн» для ублажения национальной гордости, а для того, чтобы вернувшиеся в страну деньги создавали производства и рабочие места, строили дороги и тёплые сортиры.

Второе. Да, у нас есть некоторое количество посаженных за те или иные хозяйственные преступления, и есть даже два с половиной «эмигранта» из бывших «олигархов», но во всех случаях реальные причины как «посадки», так и «эмиграции» — не юридические или экономические, а политические. И, конечно, если эта тенденция продолжится, то экономические «посадки» с политической подоплёкой станут самой обыденной практикой. И по большому счёту касаться будет всех и каждого, ибо любой крупный собственник — это ещё и крупный работодатель.

Третье. Когда по телевизору говорят, что «за экономические преступления у нас в стране могут посадить практически любого», массовый обыватель этому, как правило, не верит. Он думает: «уж я-то…» И зря делает. Во-первых потому, что наш массовый обыватель, пусть даже трижды ограбленный злокозненным Чубайсом и его приватизацией, всё равно в массе своей собственник — квартиры, машины, дачи… И даже если квартира — двухкомнатное убожество в искалеченной от рождения хрущёвке, дача — шесть соток чахлых пучков петрушки и редиски, а машина — горбатая рухлядь двадцати лет от роду — всё равно вряд ли хватит аргументов объяснить пристрастному налоговому инспектору, откуда и что, на основании одной только трудовой книжки.

Четвёртое — насчёт «жизни по совести». Совесть — такая сфера, где прогрессивный налог невозможен, ибо пред Богом все равны. Экономическое преступление — по советским законам — совершил хотя бы раз за эти годы каждый из нас — разменивая валюту, не дойдя до обменного пункта, покупая с рук или продавая какое-то имущество, зарплату в конверте получая… А когда читаешь об экономической амнистии, то создаётся впечатление, что и амнистия, и «возмездие» касается только мифологизированной и зловещей кучки каких-то олигархов.

И, наконец, пятое. Проблема экономической амнистии — моральная, гуманитарная проблема, и её разрешение возможно только в рамках слома целого ряда прочно «зашитых» на уровне менталитета клише, некоторые из которых иначе как «извечными» не назовёшь. По самому большому счёту, каждый может и должен решать её для себя только сам — для этого необходимо «всего лишь» научиться спокойно принимать как данность тот факт, что рядом с тобой живут люди, оказавшиеся успешнее тебя — неважно, в силу каких причин. Для современного русского человека сие — почти невозможный нравственный подвиг. Гораздо проще и комфортнее налепить на стену фотографию Чубайса и для поднятия настроения кидаться в неё дротиками.

Источник: http://www.publications.ru/all_actions/amnesty/61742/

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.