Главная / Внешние публикации / Местное самоуправление умрет не родившись

Местное самоуправление умрет не родившись

Региональные парламенты на 50% будут формироваться по партийным спискам

Совет Федерации одобрил поправки к закону об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти субъектов федерации, согласно которым региональные законодательные собрания будут на 50% комплектоваться по партийным спискам, а на остальные 50 — по результатам выборов в одномандатных округах, как раньше. Теперь региональные законодательные собрания будут похожими на Госдуму: фракция «Яблоко», фракция ЛДПР, фракция СПС… Такое укрепление принципа многопартийности на региональном уровне сулит в будущем немало сюрпризов, и вот почему.

В подавляющем большинстве регионов — свои, сугубо местные политические расклады, не имеющие ничего общего с общефедеральными, и практически не институализированные в рамках формальной многопартийной системы. При этом любой, кто сколько-нибудь в курсе дела, очень хорошо представляет себе, что такое региональные отделения федеральных партий. За исключением отделений КПРФ, в подавляющем большинстве случаев никаких отделений партий в регионах (даже «партии власти» на протяжении всей истории смены её ипостасей) на самом деле никогда не было и нет. Есть только существующие на бумаге фантомы, специально изготавливаемые для соответствия организации статусу федеральной партии — речь идёт о людях, профессионально зарабатывающих на жизнь созданием «иллюзии присутствия» — обеспечением необходимого числа подписей, представительства на федеральных съездах партий, «подгонки» федеральных партий под законодательство о таковых… В регионах это своего рода бизнес, довольно давно контролируемый узким кругом «профессионалов». Весьма нередки даже случаи, когда один и тот же человек представляет в регионе интересы нескольких политических организаций, которые на федеральном уровне вроде бы не имеют друг с другом ничего общего. И наоборот, когда сразу несколько «бумажных организаций» оспаривают в Москве право представлять интересы той или иной партии в регионе.

Теперь достаточно представить себе, что эти «виртуальные люди», эксплуатируя раскрученные федеральные политические бренды, смогут проводить в региональные ЗС депутатов, и становится ясно, что возникает целый новый сегмент на чёрном политическом рынке: торговля местами в партийных списках на выборы в региональные органы власти. Спрос на такой товар, как депутатский иммунитет, остаётся устойчивым и стабильным с точки зрения структуры: в подавляющем большинстве случаев значительную часть желающих купить «не засвечиваясь» депутатский мандат составляют люди, имеющие проблемы с законом или желающие заведомо гарантировать себя от таковых. На предыдущих думских выборах мы помним немалое количество скандалов с представителями преступного мира, желающими тем или иным способом попасть в депутаты Госдумы. Но в депутаты Госдумы попасть всё-таки достаточно сложно: думская кампания освещается федеральными СМИ, к ней совсем другое отношение, любой депутат Госдумы в той или иной степени на виду. Иное дело — депутат регионального ЗС: даже сейчас, когда их выбирают по округам, а не по спискам, люди, как правило, забывают фамилию избранного в Облдуму депутата на следующий день после выборов — а он ничем о себе не напоминает. При всём при этом такой депутат имеет полноценный иммунитет.

Когда голосуют за депутата-одномандатника, то голосуют за личность, и неизменные спутники этого — война компроматов, административное давление, скандалы вокруг выборов — поневоле «засвечивают» всех участников до некоторого порогового уровня, во всяком случае гарантирующего непопадание во власть совсем уж откровенного криминала или «шизы». Как правило, депутатский корпус региональных ЗС формировался из местных чиновников средней руки, директоров заводов, публичных «звёзд» регионального масштаба и т.п. В случае со списками ситуация выглядит совсем иначе: кампания строится вокруг имиджа организации, её лидеров и их высказываний, основных предвыборных тезисов. Конечно, это делает саму кампанию более «приглядной», но при этом оставляет вне общественного внимания, кто именно находится в том или ином партийном списке.

Структура большинства ЗС, выбранных по партийным спискам, сведётся к весьма простой обобщённой формуле: около трети (плюс-минус) будут иметь коммунисты, ещё треть — организация, считающаяся на данный политический момент в регионе «партией власти» (в которой, как правило, лидер по совместительству — какой-нибудь госчиновник) и оставшаяся треть — «представители» всех остальных партий, попавшие в партийные списки Богу одному ведомыми путями. Ну и, как раньше, одномандатники — чиновники и директора, решившие стать депутатами.

Решение к переходу на 50% комплектование региональных представительных органов по партийным спискам это не только путь к обессмысливанию самой идеи местного самоуправления, но и повод взглянуть на исподнее российской многопартийности, которая не замедлит открыться во всём своём убогом великолепии, к тому же усугубленном «местными особенностями».

Источник: http://www.publications.ru/comments/62039/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма