Главная / Внешние публикации / Вступление в ВТО: чем и кем предстоит жертвовать

Вступление в ВТО: чем и кем предстоит жертвовать

Чтобы потом уцелеть, правительству надо сейчас расширить круг советчиков

В ближайшее время ожидается большая дискуссия относительно вступления России во Всемирную торговую организацию. Собственно, ее уже открыл Михаил Касьянов, обратившись на Совете по предпринимательству к олигархам с просьбой определить приоритеты на переговорах по ВТО. Суть вопроса состоит в том, какими отраслями экономики придется «пожертвовать», неограниченно пустив иностранцев и открыв таможенно-тарифные барьеры, а какие — сохранить во что бы то ни стало.

Логика глобализации подсказывает, что отдельные страны и регионы все более выделяются с точки зрения разделения труда, т.е. за каждой страной или регионом закрепляется некоторое количество узких основных «профессий». И место России в этом разделении на долгосрочную перспективу является одним из главных вопросов ближайшего будущего в масштабах страны.

Очевидно, что члены Совета по предпринимательству, может быть, более других заинтересованы во вступлении в ВТО, т.к. представляют в основном сырьевой бизнес и бизнес «первого передела» — металлургия, нефтяная промышленность и др. Их сферы, в которых трудно ожидать какой-либо внешней конкуренции даже в случае полного открытия границ (особенно с учетом решения о сохранении отдельных внутренних тарифов на энергоносители), сильно выигрывают от вступления в ВТО в результате усиления своих экспортных позиций. В то время как для большинства других сфер ситуация обстоит иначе. В первую очередь это касается дотационных предприятий машиностроительного комплекса, чьи лоббисты — советский корпус «красных директоров» — понимают под защитой своих отраслей что-то глубоко абстрактное, вряд ли выгодное даже для них самих. Похожая ситуация в сфере перерабатывающей промышленности и сельского хозяйства, в которых основными лоббистами выступают отраслевые министерства и ведомства. В то время как в сфере услуг, в сфере наукоемких технологий и т.д., то есть в наиболее перспективных сегодня сферах, все еще хуже — их пролоббировать попросту некому, и это как раз наиболее тревожно.

Между тем трудно переоценить опасность позиционирования России в этом самом международном разделении труда как чисто сырьевой державы. Как в силу внутренних причин (высокая себестоимость добычи сырья, дороговизна транспортировки, низкое по сравнению с конкурентами качество российской нефти), так и в силу внешних, заключающихся в том, что в не столь уж отдаленной перспективе возможно серьезное изменение самой технологической структуры мировой энергетики, и скорее всего Россия к нему окажется не готова. Понять, какие сферы будут в ближайшее время наиболее динамично развиваться и станут наиболее инвестиционно привлекательными, и в каких из этих сфер у России есть ненулевой конкурентный потенциал — это и есть суть вопроса. Поэтому определение отстаиваемых сфер при вступлении в ВТО это в первую очередь и есть долгожданное определение приоритетов в промышленной политике. Которое тем более необходимо, что все постсоветские годы мы по инерции пыталась, как при социализме, заниматься всем сразу — с переменным успехом, но при общем полуживом состоянии.

К тому же еще лоббизм лоббизму рознь. Нужно четко различать необходимые границы выживания отраслей, создание для них благоприятного инвестиционного климата и «тепличные условия», которые пытаются выторговывать себе «генералы» этих отраслей. Если какая-то отрасль берется под защиту и объявляется приоритетной и перспективной, это не значит, что ее нужно огородить от иностранной конкуренции таможенными барьерами и забыть — последствия такой «защиты», только в масштабах экономики в целом, мы как раз и переживаем в данный момент.

В этой связи совсем не случайно, что обсуждение позиции по ВТО идет параллельно с обсуждением концепции развития автопрома. Наш автопром, безнадежно отставший от «внешних конкурентов» по большинству показателей, «наверстывать» которые невероятно долго и дорого, с точки зрения обычной логики кризисного менеджмента и подлежал бы «сдаче», но беда в том, что действующих предприятий автопрома в России так много, и на эту отрасль в нашей экономике так многое завязано, что последствия такой «сдачи» могут оказаться катастрофическими. И поэтому, если следовать логике автолоббистов, то вне зависимости от вступления или невступления в ВТО автопром обречен еще долгое время оставаться заповедником закрытой экономики, когда устаревшее. производство во всю мощь работает только на внутренний рынок (благо, таковой является достаточно емким), огражденный к тому же от внешних конкурентов железобетонным забором. И так будет до тех пор, пока это производство не исчерпает до конца ресурс основных фондов, а накупившие «семерок» и «девяток» граждане не выяснят, что их новые, только сошедшие с конвейера машины подлежат сдаче в утиль как не соответствующие никаким международным нормам. И это произойдет почти неизбежно — если, конечно, одновременно с закрытием рынка готовых автомобилей не будет либерализован рынок автокомпонентов, а наш автопром не научится использовать импортные комплектующие при сборке своих машин и не привлечет инвестиции в свои основные производства. Это необходимо уже потому, что одной сборкой в России иномарок наш рынок и наше производство сыты не будут. Не говоря уже о том, что сейчас в мире, как известно, уже почти нет автомобилей, полностью состоящих из деталей, произведенных в одной стране. И отечественным автолоббистам, грудью сегодня стоящим за повышение таможенных пошлин на ввоз иномарок, неплохо бы научиться это понимать.

Так что главная опасность вступления в ВТО — это не столько потенциальная гибель нашей промышленности под влиянием импорта, сколько сопутствующий этому вступлению лоббизм различных «крепких хозяйственников» от промышленности, могущих всеми правдами и в особенности неправдами выторговать себе эксклюзивные условия, которые сохранят статус-кво и позволят им обойтись без модернизации, а всей остальной экономике прикажут долго жить. И поэтому при определении позиций на переговорах по ВТО правительству надлежит расширить круг диалога, не ограничивая его только олигархами и крупными промышленными лоббистами.

Источник: http://www.publications.ru/comments/66842/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма