Главная / Внешние публикации / Две столицы в одном городе

Две столицы в одном городе

Взгляд коренного москвича на новый московский праздник

В минувшую пятницу, отправляясь на выходные на дачу, я заглянул на Глобалрус и обнаружил полемическую заметку Холмогорова про московский день города. Думаю, надо же – оказывается, есть еще в городе люди, которые сие празднуют, и даже находят в этом что-то. Более того, как показали сами праздники, таких людей набирается порой слишком много, чтобы праздники прошли мирно, так что я, пожалуй, все же не ошибся, предпочтя осенние полевые работы официозному сабантую. Как и год назад, как и два, как и три…

Праздник дня города я не понимаю и не люблю – вне всякого отношения к Лужкову. Главное, чего я в нем не понимаю – зачем нам день, в который нужно чувствовать себя жителем в первую очередь этого места, свою особость от всей остальной России. Еще резонно допустить, что это может зачем-то понадобиться окраинным вятичам, кривичам и петровичам, но ведь у нас-то столица! Мы и должны по идее быть центром страны, городом своим не только для его жителей, но и для всех тех, кто в ней не живёт, но ежегодно слушает под Новый Год бой курантов по телевизору…

Увы, думать об этом в наше время как-то даже не комильфо. Потому что если быть последовательным в этой логике, то и московскую регистрацию придется отменять, и «понаехали тут», и… мало ли до чего можно додуматься! Чур меня. Не хочу отдавать златоглавую чеченским и украинским террористам. Наша она. Вот уже восемьсот пятьдесят пять лет как наша.

Собственно, в том-то и суть вопроса. Эпоха и стиль лужковщины, отрекламированные Холмогоровым со скромными оговорками и беззастенчивым вызовом – это эпоха безраздельного торжества «наших» в одном отдельно взятом городе. Тот самый случай, который бывает, когда «наши» получают безраздельную власть без какого-либо противовеса. Ибо Лужков, по приведенной здесь классификации – безусловный «наш», советский корнеплод с неотличимой от тех же коммунистов семантикой. Его и любят как бы вопреки федеральной власти, но при этом в страшном сне никто не мог представить его себе лидером страны. И весь пресловутый пафос его памятников и «колец», многажды охаянный и воспетый, – пафос «нашего человека», получившего возможность увековечить себя и свое время в истории. Скажите, разве на его месте вы не вели бы себя так же? В смысле строить памятники и кольца, не забывая себя и в меру радения заботясь о других, стараясь нравиться своим и не гнушаться местами легким популизмом? Может быть, не во всем понимая, ошибаясь, исправляясь, но в целом-то… Да-да, каждый из нас в душе немножко Лужков, и в этом его «фишка», в общем-то верно отмеченная Холмогоровым.

Другое дело, что, если верить той же истории, наша страна только тогда и состоялась как государство, когда взаместо «наших», сидевших каждый хозяином своего болота, пришли «чужие», сумевшие оказаться выше болотных интересов. Ибо идеология «нашизма» есть идеология по сути глубоко провинциальная, идущая корнями во времена, когда дмитровцев звали болотниками, а кашинцев – ершеедами. Путь нашизма – это путь обратно в болото, парадоксально осознаваемое центром мира.

Поэтому нынешняя Москва – уже очень давно не столица России. Москва Лужкова – это столица Москвы, такого вот европейского государства типа Эстонии, с господствующим этносом «москвичей», на свою беду – ах, какое неудобство – окруженного со всех сторон т.н. «Россией», страной большой, «имперской», бедной и априорно враждебной. И День города в этом государстве – главный национальный праздник. То, что Москва по совместительству пока еще является и столицей этой страны, – досадное недоразумение. Смысловой центр столицы России – Кремль с Красной площадью – в лужковской Москве место пустое и также враждебное. Граница между ними пролегает как раз по Александровскому саду и Историческому музею, и ясно видна визуально, в том числе и как явное противостояние двух смыслов Москвы – ибо центр Москвы Лужковской – в подземном супермаркете на Манежной площади, где в фонтане стоят славянские предки в шкурах и с пойманными зайцами в руках – на фоне оформления «под 17-й век», а как же иначе?

Для меня, тем не менее, выбор однозначен. Я знаю свою Родину – Россию и ее столицу – Москву. Государственные праздники России – это одновременно и дни города, т.е. повод для того, чтобы привести в порядок улицы и пройти по ним с детьми в праздничной одежде. И никакой такой Москвы, отдельной от всей остальной страны, нет и быть не может – тогда придётся признать, что и страны у нас нет.

Поэтому в День города еду куда-нибудь за город. Там, кстати, и воздух чище.

Источник: http://www.publications.ru/comments/79035/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма