Главная / Внешние публикации / Пироги должен печь тот, кто лучше это делает

Пироги должен печь тот, кто лучше это делает

О вреде резюме

2030 год. Москва. Разговор менеджера по кадрам с соискателями на вакансию.

— Здравствуйте.

— У вас есть резюме?

— Здравствуйте.

— Ваше резюме?

— Берите. Здравствуйте.

— Так, год рождения… Вы читали в объявлении, что у нас требование по возрасту – не старше 40 лет?

— Да, читала. Но…

— Следующий.

— Здравствуйте.

— Ваше резюме?

— Вот оно.

— Да, вижу. Вы курите?

— Нет.

— Пьёте?

— По праздникам, с друзьями.

— Вы читали в объявлении, что у нас требование – без вредных привычек?

— Да, читал. Но…

— Следующий.

— Здравствуйте.

— Ваше резюме?

— Прошу вас.

— Образование по специальности?

— Да.

— Разряд?

— Третий.

— Вы читали в объявлении, что у нас требование – не ниже четвёртого?

— Читала…

— Очень плохо. Ну ладно, так и быть, лучше всё равно никого не найдёшь, а у меня вакансия горит. Никуда не денешься, придётся вас брать на испытательный срок. Берите швабру, тряпку и ведро. С сегодняшнего дня вы зачислены в нашу компанию на должность менеджера по уборке помещений.

…Данная картина, как нетрудно догадаться, возникла у меня перед глазами после прочтения реплики Рондарева. Вот, думаю оно ты оказывается какое, светлое будущее. Жалко не моё собственное, ибо мне лично в такой жизни на упомянутой вакансии, как и на любой другой, ничего не светит – не возьмут и всё. Но ничего – говорят, в цивилизованных странах и пособие по безработице платят человеческое, не то что в «этой», так сказать, стране. Не пропадём.

Я-то по наивности своей представлял себе светлое будущее несколько иначе. Вот, к примеру, в умной книжке дядьки Тоффлера (то, что на него молится либеральная общественность, не отменяет осмысленности и даже некоторой полезности его рассуждений)  написано, что в быстро меняющемся постиндустриальном обществе преимущество будут иметь как раз те работники, которые владеют несколькими специальностями и, главное, возможностью быстро осваивать новые. А вовсе не те, которые всю жизнь учились на специалиста по болтам марки М-3, а когда их сменяют болты марки М-4, то специалисты остаются без работы, ибо в этой марке недостаточно competent.

Люди, массово работающие не на своём месте – это не проблема «страны». Это проблема людей. И от записи в дипломе она зависит в наипоследнюю очередь. А вот от умения учиться – пожалуй, в первую.

Дело в том, что плюшевый социум застоя породил огромное количество людей, хотевших быть космонавтами и воспринимавших свою основную профессию как скучную прозу жизни. Тот факт, что стране не нужно столько космонавтов, все осознали только тогда, когда как обухом по голове вдарила перестройка. И главной нравственной проблемой несостоявшихся Гагариных и Терешковых стала необходимость зарабатывать на жизнь совсем не тем способом, к которому они привыкли. Для многих, скажем, перспектива уйти с завода или из любимого НИИ, не говоря уж о том, что идти на рынок торговать, была равнозначна выходу на панель.

Несколько позже, когда выяснилось, что капитализм – это не только и даже не столько бритоголовые бандиты, проститутки и продавцы сникерсов в палатках, началось постепенное включение «в рынок» тех, кто не рискнул связываться с теми первыми, шальными институциями. Появились промоутеры, мерчендайзеры, медиаселлеры и куча других профессий с невозможными английскими названиями. При этом зачастую реальные функции человека на позиции с таким названием не имели ничего общего ни с названием специальности, ни с оговоренными первоначально требованиями. Да, наш бизнес и наш средний класс, какие ни есть, учились всему на ходу, и у меня лично язык не повернётся их в этом обвинять. Уже потому, что подавляющего большинства наиболее востребованных на сегодня профессий десять лет назад в России попросту не было.

Поэтому нет ничего плохого в том, что пиар-менеджерами работают бывшие водопроводчики. Как в таких случаях говорил тов. Сталин, «других писателей у нас нэт». То, что они иногда остаются водопроводчиками на своей позиции пиар-менеджеров, проблема отдельная и совсем другая, никоим образом не связанная с послужным списком в их несуществующем резюме. А скорее с тем, что достойной конкуренции им попросту нет, и заменить их некем, ибо любого нового человека придётся полгода учить, и без всякой гарантии, что результат будет лучше, чем в предыдущем случае.

Однако считать, что с кадрами у нас хуже, чем в тех же США, где на данный момент есть полтора миллиона вакансий и два с половиной миллиона официальных безработных, никаких оснований нет. Гнусная канцелярщина, в которую вылилась формализация рынка кадров на Западе, где диплом и резюме являются главными критериями оценки профессиональных качеств кандидата на вакансию, нисколько не может считаться их преимуществом. В том числе и по тем причинам, о которых говорил Тоффлер.

А что рынок труда у нас дикий, зарплаты «серые», а необходимым условием приёма на работу является наличие волосатой лапы – это никакая не новость. Как и то, что рынок образовательных услуг так и не адаптировался толком к требованиям этого самого рынка труда. Не всё сразу, быстро только кошки родятся.

Источник: http://www.publications.ru/column/83676/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма