Главная / Внешние публикации / Обратная вертикаль власти

Обратная вертикаль власти

Угроза безопасности страны исходит из госорганов

В России в разгаре новый сезон отстрела больших начальников. Только в руководстве московской железной дороги – четыре трупа за полгода. Два месяца назад было очередное покушение на вице-премьера правительства Москвы Орджоникидзе. Неделю назад был убит глава таможенного терминала аэропорта Домодедово. Сегодня – покушение на начальника УВД Озёрского района Подмосковья, главу администрации которого убили из гранатомёта в марте сего года. По этому поводу можно было бы говорить дежурные вещи о новом разгуле криминала и преступности в стране, однако у этого нового разгула есть одна весьма характерная черта.

В начале девяностых, когда общество ещё только с изумлением осваивало понятия «бизнес», «мафия», «заказное убийство», тоже много кого постреляли. Но тогда стреляли бизнесменов, не желавших платить «братве», конкурентов, должников и т.п. Сегодня это практически невозможно – бизнес стал гораздо более цивилизованным. Собственность поделена, должников не стреляют, а судят и банкротят, с конкурентами договариваются. И даже роль «крыши», т.е. структуры, обеспечивающей безопасность бизнеса, исполняют в основном не бандитские, а вполне легальные силовые подразделения, чаще всего государственные.

Те, кого сегодня стреляют – это не бизнесмены. Это – чиновники из госструктур, и стреляют в них потому, что способы зарабатывания денег в госструктурах сегодня гораздо более дикие, чем в частном бизнесе. Там никаких «правил игры» нет, ибо госструктуры по определению для зарабатывания денег не предназначены. Это мир «серых схем», неучтённых денежных потоков и воровства. Своя «вертикаль власти» там уже давно построена, только обратная той, которую сегодня пытается построить Путин. Это такая своеобразная вертикаль «снизу вверх», когда нижестоящие начальники содержат вышестоящих, отстёгивая им со своих левых доходов, и обеспечивают таким образом им чистоту репутации, а себе – прикрытие. Фактически любой гаишник или чиновник префектуры является работодателем собственного начальника, отдавая ему процент с тех денег, которые он собирает непосредственно «в поле», и власть таким образом делегируется не сверху вниз, а снизу вверх. Соответственно, любая попытка вышестоящего начальника сместить нижестоящего приводит к потере контроля над этим денежным потоком, и восстанавливается он далеко не сразу. Отсюда – «стабильность».

Дикие механизмы получения денег приводят к диким же разборкам из-за контроля над ними. Пуля является главным индикатором отсутствия каких-либо правил в этой сфере. В то время как «олигархи», ещё вчера без колебаний прибегавшие к услугам бандитов, сегодня стремятся к максимальной легализации и прозрачности своего бизнеса, а разборки между собой сводят к соперничеству кандидатов на выборах и философским дискуссиям на страницах прессы, госчиновники восполняют образовавшийся дефицит заказов у киллеров. И рынок их специфических услуг нисколько не сужается.

Никакого внятного рецепта борьбы с этим злом попросту нет. Взрывной рост бюрократии в перестройку и «постперестройку», даже по сравнению с немаленькой советской оравой крапивного семени, узаконил огромную, жадную и могущественную прослойку людей, сидящих на госзарплате. Бюрократические структуры неповоротливы и тяжеловесны и сильно уступают мобильным и лёгким на подъём частным, но в стабилизировавшейся ситуации именно они включились в процесс активного обогащения – пусть с запозданием, зато рьяно, решительно и без какой-либо указки сверху, исключительно по собственной инициативе. Да так, что времена, когда главной угрозой репутации чиновника считалась взятка, сегодня воспринимаются чуть ли не как эдемские. И если верен марксовский постулат, гласящий, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал ради какого-то там процента прибыли, то в отношении госчиновника он верен вдвойне.

Вывод из вышеизложенного – в духе самого пещерного либерализма: сегодня стратегической целью является государство-минимум, которое обеспечивает «правила игры», но не участвует в самой «игре». Времена, когда ради удержания страны от распада и сохранения управляемости плодились одни за другими госучреждения, силовые структуры, надзорные органы вплоть до всевозможных комитетов по рыболовству и пчеловодству, ушли в прошлое. Сегодня эти атавизмы перестройки должны быть ампутированы. И если такой курс находится в противоречии с официальной политикой власти по созданию «вертикали» — значит, политика власти ошибочна и даже преступна по отношению к стране.

Источник: http://www.publications.ru/comments/84320/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма