Профком

Немного об актуальных вопросах защиты прав трудящихся

Сегодня состоялась профсоюзная акция – в лучших традициях профсоюзных акций — тоскливая, банальная, бессмысленная обязаловка для работников предприятий, имеющих несчастье до сих пор состоять в профсоюзной организации. Андрей Исаев, лидер «Союза труда», главный идеолог профсоюзной активности и по совместительству член Центрального политсовета партии «Единая Россия», пытается заявить о себе в преддверии новой торговли за места в «партии власти». «Едро», соответственно, обозначило границы своих претензий на левом фланге, так же как двумя неделями ранее оно сделало то же самое на правом. Политика. И отнюдь даже не «большая».

Исаеву, пожалуй, не позавидуешь: трудно в наше время придумать более неблагодарный и малорентабельный бизнес, чем зарабатывание политического капитала на имитации профсоюзной деятельности. Основная проблема которой состоит в том, чтобы найти достаточное количество занятых, работающих людей, озабоченных социальными гарантиями государства больше, чем возможностью заработать денег.

Почему нынешние профсоюзы в России являются виртуальными и диванными? Ровно поэтому. Рынок кадров «распилен» между двумя параллельно существующими в стране экономиками – «старой» и «новой». Не в американском, а в отечественном значении этих слов. «Старая» экономика состоит в основном из депрессивных предприятий, как правило, формально приватизированных, но фактически не могущих существовать без господдержки. Для них характерна «белая» бухгалтерия, а следовательно – полный объём немаленьких даже по новому трудовому кодексу социальных гарантий. И – средние зарплаты на уровне чуть ниже реального прожиточного минимума. «Новая», напротив, состоит из реально независимых частных предприятий разного калибра – для таковых, в свою очередь, характерны значительная конкуренция за рабочие места и, следовательно, высокий уровень зарплат… выдаваемых в конвертике. И сейчас уже можно с уверенностью говорить о том, что введение подоходного налога в размере 13% не изменило эту практику. Слишком значительным остаётся объём различных неденежных обязательств, которые фирма несёт перед работником в случае оформления отношений согласно действующему трудовому законодательству. В разработку коего, кстати, немалый вклад внёс как раз депутат Госдумы, зампред комитета по труду Андрей Исаев.

Как в «старом», так и в «новом» предприятии профсоюз сотрудникам нужен как собаке пятая нога. В депрессивном предприятии увеличение социальных гарантий – это инъекция в протез. Две-три сотни рублей прибавки, квартальная премия, оплачиваемый отпуск… Для нищего бюджета такого предприятия всё это означает только одно: увеличение вероятности задержек зарплаты. И без того позорной.

В «новом» же предприятии профсоюз тем более бессмыслен. Увеличение «легальных» неденежных социальных гарантий может означать только уменьшение сумм, выдаваемых в конвертике, и трудно представить себе человека, который выберет первое, отказавшись от второго. Даже несмотря на то, что сегодня успешно делающие карьеру работники с удовольствием предпочли бы легальную зарплату нелегальной в том случае, если бы речь шла только о подоходном налоге. Но этой разницей, к сожалению, дело в большинстве случаев не ограничивается.

Однако проблема нормализации кадрового рынка, упорядочивания отношений между работодателем и сотрудником – и там, и там по-настоящему серьёзна. Ситуация в «старой» экономике есть не что иное, как скрытая безработица, смягченная советской инерцией и той самой громоздкой системой социальных гарантий. В условиях неизбежной санации «старых» предприятий там грядёт неизбежное резкое сокращение штатов, переход безработицы из «скрытой» в «явную» форму, которое в перспективе может стать настоящей социальной проблемой. Обязательное закладывание в любые проекты реструктуризации предприятий социального компонента (компенсаций, оплаты переквалификации увольняемых и т.п.) – вот требование, которое может стать политическим лозунгом для профсоюзов. Требование левое, неприятное для потенциальных инвесторов, но по крайней мере осмысленное и могущее быть предметом для обсуждения.

Применительно же к «новой» экономике главным и необходимым политическим требованием профсоюзов, логически вытекающим из их основной функции – защиты интересов работников – должна стать легализация кадровых отношений, в первую очередь, их финансовой части. И здесь самое важное осознать, что всё имеющееся нагромождение гарантий, льгот и форм отчётности, плавно перекочевавших из старого в новый ТК, является одним из основных препятствий для осуществления этой задачи. Поэтому здесь тот парадоксальный случай, когда профсоюзам, чтобы быть реальной силой и отвечать своему назначению, необходимо выступить с правой программой.

Есть, правда, третий тип экономики, и вот в нём-то профсоюзы типа исаевско-шмаковского ФНПР вполне востребованы. Это – огромная экономика крапивного семени, низкозарплатных госструктур. То есть министерства, ведомства, мэрии, префектуры и всевозможные управления. Туда, несмотря на вполне смешные по рыночным меркам зарплаты, охотно идут работать люди. И хотя основой этого «сектора экономики» являются взятки, в государственной работе привлекают не только они. А также и многочисленные, вполне серьёзные неденежные льготы и блага — наподобие персональных машин и высококлассных санаториев. Это, собственно, объясняет не только наибольший процент членов профсоюзов именно в госструктурах, но и то, что ФНПР имеет столь давние партнёрские отношения с московским мэром Лужковым. Но в этом аспекте политическая функция у такого рода профсоюзов вовсе даже другая.

Источник: http://www.publications.ru/comments/96385/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма