Главная / Внешние публикации / Гризли и его берлога

Гризли и его берлога

Возвращение Грызлова — удар по московскому мэру

Метаморфозы «партии власти» в последнее время всё больше походили на судороги. Лозунг «партии роста», идея с двенадцатипроцентным барьером, требование обязательной партийности всех чиновников, начиная от премьера — всё это создавало впечатление, что «Единая Россия» после превращения в партию всяческого начальства окончательно стала медведем-шатуном, голодным, непредсказуемым и потенциально опасным. Политтехнологическое сообщество в один голос говорило о том, что именно невнятное позиционирование «партии власти» является главной потенциальной угрозой для президента: почти неизбежный провал «Едра» на парламентских выборах мог поставить под сомнение незыблемость позиций Путина в качестве центра актуальной политической системы. И дело даже не в сложностях на президентских выборах: в том, что Путин, вне зависимости от итогов выборов в Думу, пройдёт на второй срок, ни у кого сомнений не было и нет. Но и возможность второго тура на этих выборах, и усиление позиций КПРФ в качестве крупнейшей думской фракции может сделать этот второй срок бессмысленным, так как реальных возможностей проводить сколько-нибудь целенаправленную политику у президента в этом случае не будет.

Возврат Грызлова в лидеры «Едра» — это не от хорошей жизни. Просто Беспалов и Володин в качестве коллективных лиц «партии власти» оказались ещё хуже. А грядущий, согласно партийному уставу, 20 декабря переход председательства в Высшем совете «Едра» от Шойгу к Лужкову — и вовсе казался катастрофой: вместо «удушения в объятьях» партии лузеров получалось превращение «Едра» в «Отечество». Что, собственно, и требовалось доказать: «Едро» — это не пропрезидентская партия, являющаяся главным инструментом его политики, а многопудовая гиря на его ногах, многажды утяжелённая растущим влиянием в ней «политических тяжеловесов» старой закалки.

Грызлов многим кажется чиновником, решительно не жестким. Все заявленные им реформы в милицейском ведомстве, хотя и производили вполне осмысленное впечатление, так и остались на бумаге, и создавалось впечатление, что своё ведомство он не контролирует. Однако получение им одновременно с министерской должностью поста лидера одной из главных политических партий — это уникальный прецедент в новейшей российской истории: в постсоветский период ещё не было силового министра, который бы одновременно входил в число первых лиц партийной политики. Поэтому теперь, когда за ним будет стоять такая политическая поддержка, у назревшего и перезревшего вопроса реформы МВД наконец-то появляется какая-никакая перспектива.

В переводе на язык решений и денег это означает следующее. «Единство» выступило в Госдуме после «Норд-Оста» с инициативой серьёзного увеличения финансирования правоохранительных органов. Основным аргументом против этой идеи было полное отсутствие гарантии того, что эти средства не будут выброшены на ветер или разворованы. Сейчас же появляется реальная возможность жёстко увязать прохождение этих поправок в бюджет с конкретными решениями по реформе МВД. Условно говоря: милицейская верхушка стоит перед выбором — либо получить деньги, но под реформы, либо не получить их вовсе. И это, помимо всего прочего, тоже удар по Лужкову: один из элементов заявленной реформы — разделение милиции на федеральную и муниципальную, т.е. фактически вывод милиции из подчинения мэру. Форсирование этой идеи — тоже отчасти результат «Норд-Оста»: по некоторым сведениям милицейский начальник «сливавший» боевикам информацию из антитеррористического штаба как раз из московской милиции, подчиняющейся мэру. Впрочем, сам факт существования предателя в МВД никем пока не доказан.

В преддверии решения о возвращении Грызлова нынешний глава Генсовета «Едра» Беспалов вместе с Лужковым предприняли демарш: по нашей информации, на этой неделе они добились приёма у президента, где просили у него не назначать Грызлова. Путин оставил эту просьбу без внимания: единственным последствием этой встречи оказалось сохранение за Беспаловым некоторых полномочий до съезда «Единой России», намеченного на конец декабря. Впрочем, это не означает, что борьба закончена: комментарии в СМИ к назначению Грызлова создают впечатление заказной кампании, основной тезис которой — назначение Грызлова в «Едро» есть способ «мягко» убрать его из МВД. В ответ фракция «Единство» уже в пятницу внесла в Госдуму поправку об отмене принципа обязательной беспартийности министров, и, судя по всему, никаких шансов не быть принятой у этой поправки нет. Хотя всем очевидно, что делается она специально под Грызлова.

Как ни оценивай Грызлва, пожалуй, именно у него сегодня есть шанс сделать «Единую Россию» правоконсервативной партией. И позиция министра МВД для этого выглядит чуть ли не идеальной: основной в этом случае лозунг сильного государства, гарантирующего экономические и политические свободы, не может быть претворён в жизнь без создания нормальных милицейских структур взамен нынешних банд рэкетиров в погонах. Да и с точки зрения образа «партии власти» такое позиционирование гораздо лучше, чем жириновщина с лицом Беспалова или, хуже того, амёбообразный «центризм» с лицом Лужкова.

Источник: http://www.publications.ru/comments/110235/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.