Проблема-2003

Предварительные итоги наступившего года

Одним из громких публичных ходов Бориса Грызлова еще в качестве лидера думской фракции «Единство», до ухода в МВД, был запуск в активный политический оборот понятия «проблема 2003 года». Тогда подразумевалось, что это год, на который приходится пик российских платежей по внешним долгам, и над страной нависает опасность банкротства. Угроза нового дефолта, как показало время, оказалась сильно преувеличенной, а само её обсуждение предназначалось скорее для решения пиаровских задач лидера «партии власти». Однако наше время устроено так, что мифологические страшилки умеют обретать плоть и становиться реальностью – как было с нью-йоркскими небоскрёбами. «Проблема 2003 года», судя по всему, не избежала этой участи и встала перед нами со всей очевидностью.

2003 год – год парламентских выборов. И сегодня уже ясно, что к этим выборам страна подходит абсолютно неготовой. Несмотря на грандиозные успехи партийного строительства, приведшие к появлению десятков новых политических структур, «номинальная» партийная палитра абсолютно не соответствует реальному раскладу электоральных предпочтений. Огромные социальные группы попросту не имеют сегодня ни одной политической структуры, которая отражала бы их интересы и которой они могли бы отдать голоса – эти голоса достаются кандидатам вроде «шут с бубенчиками», «против всех» или «дома посижу». Этот гигантский слой социального пассива – по социологии до 30-40% населения – наряду с кризисом института выборов как такового – бомба замедленного действия под нашу политическую систему.

Стержнем этой системы с 1993 года является «партия власти». Ни одна из «партий власти» не переживала более одного электорального цикла – к каждым следующим выборам её сменяла новая, а огрызок «старой» не набирал и 5%. Смысл в том, что «партия власти» есть не что иное, как громоотвод политической ответственности за непопулярные решения, позволяющий сохранять относительную преемственность во власти исполнительной.

Однако сегодня «Единая Россия» не может позволить себе повторить судьбу ДВР, ПРЕС и НДР. Если она проиграет выборы, то это будет удар по путинской России, в чём-то даже больший, чем возможный взрыв ДК на Дубровке. Это будет сигнал: с 1999 года в стране ничего не изменилось. А значит, итоги первого путинского срока таковы, что второй не имеет никакого смысла.

Между тем никаких осмысленных перспектив у сегодняшнего «Едра» нет и не предвидится. Тень Путина оно сегодня не держит: социология показывает, что среди тех, кто поддерживает президента на выборах, критически низок процент сторонников «Единой России». И неудивительно: безыдейная и бессмысленная партия всего и всяческого начальства, коим окончательно стало «Едро» после слияния «Единства» с «Отечеством», не представляет ничьих интересов, кроме интересов разноуровневой бюрократии. Лидерская, организационная и идеологическая дыра, заполненная право-левым компотом, усугубляет картину.

Партийной невнятице соответствует невнятица властная. Борьба двух «пропутинских» линий — на реформы и на стабильность — закончилась полной победой второй. Реформы местного самоуправления, федеративная, налоговая, судебная, военная, ЖКХ, энергетики – встали и теперь уже вряд ли будут доведены до ума: выборы. Концентрация власти в одном месте привела к тому, что вчерашние лояльные саттелиты стали самостоятельными игроками и выясняют отношения между собой (ещё один актуализовавшийся пиаровский миф – «питерские и семья»). Обнаглевшие региональные бароны и баронеты предлагают поворачивать реки и устраивают покушения друг на друга. Урегулирование в Чечне, понимавшееся как попытка расширения базы поддержки федеральной власти, обернулось эрзацем – кадыровским проектом конституции: те же щи, вид сбоку. Количество убитых или похищенных в минувшем году чиновников и бизнесменов, в том числе и самого высокого уровня, превосходит всякие мыслимые границы. Силовые структуры окончательно превратились в основную угрозу общественному порядку. Дезертирство из армии приобрело не только массовый, но и организованный характер. Этническая преступность, как и национальные погромы на улицах российских городов, стали обыденным явлением.

Этот список порождает типичную постсоветскую истерику – «тушите свет, спускайте воду», — оснований для которой никогда нет. Но повода умиротворенно почивать на лаврах сегодня также не имеется.

«2002» и в прямом, и в обратном порядке читается одинаково. Может быть, поэтому и получилось так, что половина страны весь этот год с точки зрения исторического времени двигалась в прямом направлении, а другая – в обратном. 2002 год войдёт в историю как год отчаянной борьбы между настоящим российской государственности и обретшими плоть и голос тенями недавнего прошлого – бандитизмом, коррупцией, региональным сепаратизмом, правовым беспределом и др. И бескомпромиссная борьба этих начал, наиболее открытым проявлением и апогеем которой стал «Норд-Ост», так и не закончилась ничьей победой. Та самая «боевая ничья».

Для ушедшего года итог не самый плохой – хотя, конечно, далеко не удовлетворительный. Однако закончить следующий год с тем же результирующим нулём страна себе позволить уже не может. И если в следующем году у власти опять возобладает желание всем нравиться и не хватит элементарной жёсткости при принятии решений, может получиться, что никакой «рейтинг» и «пиар» ей уже не понадобится.

Это как раз и есть та самая «проблема 2003 года», к решению которой давно пора приступать.

Источник: http://www.publications.ru/comments/131570/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма