Закат Европы

Евросоюз – первая жертва войны с Ираком

Сегодня мировые лидеры предъявили изумлённому человечеству новый образец эпистолярного жанра. Это — коллективное открытое письмо премьер-министров семи европейских стран — Великобритании, Италии, Испании, Дании, Польши, Португалии и Венгрии. Премьеры призывают выступить единым фронтом против иракской угрозы – во имя, как сказано в письме, «сохранения трансатлантического единства и защиты базовых ценностей западной цивилизации». Вопреки декларированным культурным ориентирам, само письмо — скорее в духе и стилистике подзабытых уже нами «с кем вы, мастера культуры?»: уже одна фраза «Наша сила — в единстве», снабжённая восклицательным знаком, дорогого стоит. Жаль только, что во всём мире некому, кроме нас, бывших советских граждан, заценить градус ностальгии.

Но всем остальным, в любом случае, было бы не до нашей иронии: дело серьёзное. На глазах рушится европейское единство, в существовании которого всех так долго убеждали, что все и в самом деле поверили, побежав вприпрыжку в обменные пункты менять доллары на евро. Хотя адресаты письма не названы, дураку ясно, к кому оно обращено — к лидерам Франции и Германии: именно они «разрушают трансатлантическое единство», отказываясь поддержать штатовскую позицию по Ираку. Теперь ясно, что американский военный министр Дональд Рамсфелд, комментируя их демарш, не случайно противопоставлял «старую» и «новую» Европы, надеясь на поддержку «новыми» американской позиции. Неожиданностью оказалось лишь присутствие в рядах «новых» европейцев таких, казалось бы, «старых», с любой точки зрения, европейских лидеров, как Испания и Италия (о британцах разговора нет — они-то как раз всегда были тенью американцев). Более того, само письмо, если верить официозу, является инициативой испанского премьера Аснара.

То, что Франция и Германия оказались в качестве мишеней, не удивительно: обструкция «отказникам» была лишь вопросом времени. Уровень антиамериканизма, хотя и стабильно демонстрирующий, на зависть биржевым индексам, устойчивый рост во всём мире, всё же ещё не до такой степени высок, чтобы американцы не смогли сколотить какую-никакую европейскую коалицию в свою поддержку. Так что вопрос заключался лишь в искусстве сотрудников Госдепа уламывать «младших партнёров». И это им удалось вполне блистательно: случившееся можно без преувеличения назвать великой победой американской дипломатии.

Камень брошен, круги пошли. Сегодня днём стало известно, что под уже опубликованным письмом поставил свою подпись и чешский президент Гавел. А министр иностранных дел Греции устроил разнос своим подчинённым за то, что они «проспали» момент, когда шла подготовка и согласование письма. В схожем состоянии пребывают и другие восточноевропейские правительства, немо вопрошающие: «а как же мы?» С западноевропейскими — сложнее: собственно, самый интересный список не тех, кто подписался, а тех, кто этого не сделал. Из западноевропейских стран это, помимо Франции и Германии, также Бельгия, Голландия, Швеция, Норвегия, Финляндия, Ирландия, Австрия, Швейцария. С Ирландией все понятно: лозунг «если Англия против колхозов, то мы за» на острове всегда актуален. Остальные же даже и самими американцами не рассматривались как кандидаты в «подписанты», их заранее отнесли к немецкой и французской сферам влияния. Тем страннее присутствие Дании в списке подписантов: но датчане теперь, после истории с Закаевым, больше кого бы то ни было озабочены необходимостью доказывать свою «приверженность делу борьбы с терроризмом». Как и Польша с Чехией, для которых важнее обозначить своё участие в общеатлантических делах, чем играть в свои собственные игры.

Можно много говорить о причинах разлома: мусульманское и еврейское лобби, экономические интересы, стремление евролидеров выйти из тени американцев, а аутсайдеров — самоутвердиться при их помощи, и т.д. Однако все эти расклады — любимое развлечение пикейных жилетов — свидетельствуют только об одном: Европа раскололась, а следовательно, мир снова изменился. Всего три-четыре года назад автор «Великой шахматной доски» Бжезинский, по обыкновению, стращая нами европейцев, пафосно заявлял: «России бессмысленно надеяться на противоречия внутри атлантизма. Какими бы они ни были, перед лицом внешнего врага мы были и будем едиными». Получив 11 сентября 2001 г. своей шахматной доской по голове, Збиг вроде бы успокоился и замолчал; но лишь теперь стало ясно, до какой степени он ошибался. Даже вполне мифический внешний враг, вроде призрака битого-перебитого арабского диктатора, способен вызвать бурю внутри «трансатлантического единства». И, что самое интересное, именно американская администрация что есть силы подбрасывает дрова в огонь этого конфликта.

Когда начиналась операция в Афганистане, всё было тихо и быстро. Мир, пришибленный атакой на ВТЦ, заворожено смотрел, как американцы подтягивают свои авианосцы, как дают деньги и оружие Северному Альянсу, как ловят Бен Ладена и штурмуют Тору-Бору. С Ираком же всё ровно наоборот: к войне готовятся уже едва ли не год, Буш, Пауэлл, Рамсфелд и Кондолиза Райз не реже раза в неделю выступают с заявлениями в духе «раззудись, плечо, размахнись, кулак», СМИ раз в месяц публикуют «утечки» из Пентагона, а война всё не начинается. В итоге она так до сих пор и не началась, а последствия — т.е. европейский раскол — уже произвела самые разрушительные. И, что греха таить, для Америки безусловно отрадные. Чем бы ни кончилась история с уламыванием «отказников», очевидно, что лидерство США в мировых делах после неё уже никто не сможет оспорить; последние иллюзии, что это мог быть Евросоюз, окончательно развеялись.

Для нас же теперь вопрос только в одном: с кем дружить и кого поддерживать? «Семёрку» или франко-германский альянс? Россия ведь тоже, как водится, сильно выступила в иракской истории. Пока один из руководителей верхней палаты российского парламента председательствовал в ПАСЕ на заседании по иракскому вопросу, в то же самое время, день в день, один из руководителей его нижней палаты, находясь в столице Ирака, обозвал американского президента на «м», на «п» и на «б» и обещал утопить Америку в Тихом Океане. Сей парадокс, видимо, призван проиллюстрировать нашу двоякую евразийскую сущность, отображённую на государственном гербе. И применительно к нам вопрос «с кем вы, мастера культуры?» пока что не работает: Россия попросту не в состоянии на него ответить. Одна голова скажет одно, а другая — другое. Проарабские МИД и Дума, проамериканская администрация президента и вполне невнятные отношения с европейцами — как странами, так и евроструктурами — примерно так описывается современное российское «позиционирование». Или, точнее говоря, его отсутствие. Будем надеяться, что это, скорее, сознательное использование преимуществ нашей уникальности, чем простое неумение определиться.

Источник: http://www.publications.ru/comments/131942/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.