Главная / Внешние публикации / Мы наш, мы старый мир построим

Мы наш, мы старый мир построим

Арабы предали Саддама Хусcейна

Нас глушат пропагандой, и в итоге — массово загоняют в состояние стойкой шизофрении. Это неизбежно, если на протяжении долгого времени одновременно подвергаться действию двух разных пропагандистских кампаний. Одна – про великую историческую миссию Америки, которая призвана избавить мир от глобального терроризма в лице Хуcсейна. Другая – про взбесившегося техасца, готового развязать ничем не спровоцированную войну ради контроля над иракской нефтью. Впрочем, противостоять медиа-шизофрении на индивидуальном уровне довольно просто. Для этого достаточно периодически производить над собой гигиеническую операцию по снятию с ушей пропагандистской лапши (от обоих производителей), имея при этом твёрдую и определённую позицию, основанную на умении смотреть на два шага вперёд.

Пример такого самопозиционирования подали недавно лидеры арабских государств. На волне действительно глобального и сверхпопулярного сегодня антиамериканизма, когда нежелание кричать «нет американской военщине» для всякого почти равносильно политическому самоубийству, следовало бы ожидать, что арабские лидеры Персидского залива займут жёстко антиамериканскую позицию. Они – соседи Ирака, по определению, противники усиления американского влияния в регионе, не говоря уж о том, что война вблизи их границ, в которой могут быть использованы самые разные виды оружия, впрямую затрагивает их интересы. А послевоенное понижение нефтяных цен – тем более.

Однако на состоявшемся недавно в Шарм-аш-Шейхе саммите Лиги арабских государств, созванном по инициативе ливанцев со специальной целью осудить американскую агрессию, ситуация приобрела совершенно иной оборот. Глава ОАЭ призвал Хусcейна к добровольной отставке, его позицию позже поддержали Катар, Кувейт и Бахрейн, и, судя по всему, список этот ещё будет расширяться. Правда, в инициативе ОАЭ появились некие новые элементы: после того, как Саддам Хуcсейн отстранится от власти, Ирак временно перейдет под совместный контроль ООН и Лиги арабских государств. План ОАЭ предусматривает сохранение территориальной целостности Ирака и защиту его населения от притеснений и экономических тягот. Эта позиция – с оговорками, но именно проамериканская: ранее американцы неоднократно заявляли, что если Хусcейн добровольно откажется от власти, то войны не будет.

Логика данной позиции арабов состоит в следующем. Главная опасность для старых арабских элит – превращение региона в центр противостояния Западу и западной цивилизации. В этом случае элиты, являющиеся посредниками между своим населением и американцами, окажутся не нужны ни тем, ни другим: их сметет либо волной народного гнева, либо в лучшем случае они окажутся под полным контролем США. Более того: режим Хуссейна, ориентированный на конфронтацию с Западом, был и раньше главной дестабилизирующей силой региона; теперь же, когда он более не борец с радикальным исламом, а совсем наоборот – его друг и помощник, выплачивающий пенсии семьям палестинских шахидов, для многих арабских режимов было бы очень неплохо, если бы никакого Хуссейна в Ираке больше не было.

Таким образом, в демарше (а это именно демарш) арабских лидеров есть и другой, менее конъюнктурный и более глубокий смысл. Сегодня они пытаются показать всему миру своё принципиальное несогласие с опасными попытками раздуть пожар межцивилизационного конфликта, когда американская борьба с терроризмом интерпретируется в контексте войны христианской и исламской цивилизаций, в соответствии с американской доктриной Самуэля Хантингтона. Этот, сколь популярный, столь и поверхностный в сущности подход, очень мало объясняет, но при этом позволяет игнорировать те действительно важные процессы, которые происходят сегодня в исламском мире: демографический взрыв, резкое падение уровня жизни, массовую миграцию и рост исламских общин в Европе, появление радикальных идеологий. Все это по сути масштабный кризис исламского мира, в условиях которого традиционные арабские элиты – по существу постколониальные, и тем самым встроенные в структуру мировой безопасности – стремятся удержать контроль над ситуацией. И внесистемный, неприкаянный и ни на кого не ориентированный Хуcсейн им в этом деле никак не попутчик.

Мир после 11 сентября и «Норд-Оста» — это мир конфликта. Но не между разными цивилизациями, а между консервативным миропорядком и либеральной этикой, заявленной после Второй мировой войны и уж совсем в карнавальном виде — в Латинском квартале 1968 года. Именно тогда восторжествовал голый человек на голой земле – без веры, без истории, без национальности. Впоследствии выяснилось, что он может быть хоть религиозным фанатиком, сжигающим напалмом окружающих, но позиций, с которых его можно судить, от этого не образуется. На месте миропорядка старых государств возникла всемирная вольница — та, о которой когда-то мечтал Троцкий. Дружба взасос между евроветеранами «красного мая» 60-х и сегодняшними террористами Палестины и Чечни – это такой заговор детей в мире взрослых, единение протестантов, и Саддам Хусcейн отлично вписывается в этот бодрый утренник.

Может быть, сейчас на наших глазах формируется другая, альтернативная коалиция – тех, кто за остатки миропорядка и против единения протестантов. Это своего рода контрреформация. В наше время к ней присоединились наследники Саладдина.

Источник: http://www.publications.ru/comments/132336/

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.