Главная / Внешние публикации / Отмучилась лошадка

Отмучилась лошадка

Буданова признали здоровым и посадили на 10 лет

Всё, финита. После четырёх лет игры в дурку полковник Буданов получил срок. Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил его к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Его лишили всех государственных наград (в т.ч. ордена Мужества) и признали виновным по трём статьям – «превышение полномочий», «похищение» и «убийство при отягчающих обстоятельствах». Таким образом, суд признал, что полковник российской армии, находясь в здравом уме, совершил похищение и убийство. И не признал того, что убитая Будановым Эльза Кунгаева была, как утверждалось ранее, снайпершей боевиков либо участницей банды. А также определил, что убийство невоюющих чеченцев российскими военными – не рядовое событие в духе «на войне как на войне», а вещь из ряда вон выходящая, за которую надлежит снимать погоны и ордена, судить и сажать.

Шизо-либералы примутся ликовать: наконец-то восторжествовала справедливость, то ли ещё будет, под суд пойдут все, вплоть до Грачёва, Ельцина и Путина, покрывавших эту преступную войну. Шизо-патриоты, наоборот, взвоют: Буданов – «русский солдат, двадцать лет служивший Родине», чеченцы «понимают только силу» и теперь «совсем обнаглеют», и т.д., и т.п. В этом смысле решние суда со всех сторон уязвимое. И всё-таки его надлежит признать единственно возможным выходом из действительно скверной ситуации. И с либеральной, и с патриотической, и с человеческой точки зрения.

Вменяемые либералы поймут, что решение суда по Буданову – едва ли не более важное событие в деле «мирного урегулирования Чечни», чем референдум по конституции и президентские выборы. Оно, между прочим, легитимизирует российскую армию в Чечне, чётко очерчивая грань между тем, что «можно» делать в рамках «контртеррористической операции», а что нельзя. А значит, под эпохой «война всё спишет» подведена черта – без всякого там «вывода войск» и лорда Джадда. Вменяемые патриоты оценят, что честь мундира и офицерского звания в современной российской армии, оказывается, далеко не пустой звук. И что российская армия до сих пор верна завету Суворова «побеждённых миловать, с бабами не воевать» — а нарушителей такового карает, невзирая на звания и заслуги. Наконец, и те, и другие, будучи людьми, наверняка сойдутся в том, что убийство, конечно, смертный грех, но что тех поистине адских мытарств, которые претерпел полковник Буданов за эти четыре года, в течение которых его производили то в сумасшедшие, то обратно в нормальные, вряд ли заслуживал бы даже серийный маньяк-убийца. Не говоря уж о том, что никакими законами весь этот судебно-медицинский садизм не предусмотрен.

Полковник Буданов – человек, что ни говори, сильный и мужественный – всего этого в конце концов не выдержал. «Я убил», «хватит лошадку мучить» — это были его слова на процессе. Буданова можно понять: никакой своей вины он, конечно, не признавал и вряд ли когда-нибудь признает, искренне считая, что действовал по обстоятельствам в военной обстановке так, как все. Но так уж фишка легла, что козлом отпущения за жестокости чеченской войны московские начальники решили сделать именно его. Однако тут-то он как раз и ошибался: московские начальники в погонах и без оных меньше всего хотели такого процесса, как будановский. А потому и устроили всю эту историю с экспертизой на вменяемость, искренне надеясь как-нибудь вытащить и отмазать «своего человека». В итоге вместо того, чтобы замотать дело, спровоцировали громкий многолетний скандал, вполне позорный для нашего правосудия, и без того не могущего похвастаться безукоризненной репутацией. Типа, хотели как лучше.

Собственно, главный итог «дела Буданова» — как раз в том, что всё вышло не по принципу «как лучше», а по закону. И надо, пожалуй, отдать должное родителям убитой Кунгаевой; вместо того, чтобы выкопать откуда надо автомат и постараться убить как можно больше русских, дабы «отомстить за Эльзу», как оно положено гордым кавказским людям, они отправились в суд и засудили-таки Буданова – как оно положено законопослушным российским гражданам.

Увы, когда говорят, что дикие кавказцы не признают законов, власти и прочих цивилизационных глупостей, а понимают только силу, это чаще всего оказывается правдой. С одной маленькой поправкой: мы сами – и власть, и простые русские люди – в этом отношении мало чем отличаемся от диких кавказцев. Мы в большинстве своём точно так же предпочитаем «понятия» закону: именно поэтому с точки зрения закона Буданов – убийца, а «по понятиям» — народный герой. Увы, в этом смысле Чечня – действительно неотъемлемая часть России. И реальное «чеченское урегулирование» возможно только в одном случае: если и на территории Чечни, и на территории остальной России прекратят действовать народные «понятия» и начнёт действовать российский закон.

Решение по делу Буданова показывает, что это не так уж и нереально.

Источник: http://www.publications.ru/comments/134067/

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма.
Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.