Главная / Внешние публикации / Жертвы жидомасонского заговора

Жертвы жидомасонского заговора

Как господин Рюль Россию жить учил

Теперь мы всё знаем. Вчера отпали последние сомнения: война против русских олигархов инспирирована никакими не чекистами, а мировым жидомасонским заговором. Важнейший функционер этого самого заговора, главный экономист Всемирного Банка Кристоф Рюль выступил с критикой идеи экономической амнистии. Интрига проста и очевидна, почти как у Высоцкого в «песенке про мангустов». В девяностые годы олигархические хищники действовали в интересах мировых финансовых центров, ослабляя государство и подсаживая его на крючок западных кредитов. Сейчас же российские олигархи перестали быть объективными союзниками мирового капитала и даже превратились в его противников. Мало того, что монстры российского капитализма теперь уже не отдают так запросто вожделенную собственность настоящим, западным хозяевам. Они стали откровенно вредить им, скупая активы в бывших советских колониях. И тем самым создавая реальную опасность возрождения русской империи, что для мировых сионистских центров будет означать полную и окончательную катастрофу. Стало быть, олигархов надо зачистить.

…Именно такие соображения пронеслись в головах немалого количества верных сынов нашей Родины, до недавнего времени твёрдо уверенных в правильности посадки в тюрьму Платона Лебедева. В свете демарша Всемирного Банка ситуация выглядит совсем иначе, чем казалось. Святая уверенность в том, что агенты мирового жидомасонского заговора в России – именно Ходорковские, Фридманы и Дерипаски – на глазах разбивается о факты. Именно национальный российский бизнес оказывается бастионом нашего суверенитета, а «чекисты» со стальными глазами – предателями Родины. Наши оборачиваются ихними, ихние – нашими, короче, всё происходит не как в знакомой с детства сказке про Илью Муромца, а как в дурном постмодернистском фильме.

Видимо, упомянутый г-н Рюль из Всемирного банка понял, что явно переборщил, и попытался в сегодняшних «Ведомостях» расставить всё на свои места, успокоить разгорячённые умы после вчерашней эскапады. Сейчас он попытался сыграть роль «мудрой обезьяны», заговорив осторожно и вдумчиво. Нет, он вовсе не против экономической амнистии. Точнее, он совсем не это имел в виду. Он хотел сказать, что такая амнистия, может, и была бы хороша, но она невозможна, потому что большинство народа не признаёт итоги приватизации, считает их несправедливыми, а себя – обманутыми. В общем, главное, если не единственное, препятствие для экономической амнистии, по мнению г-на Рюля – как раз в том, что страна у нас, на беду, населена исключительно борцами с жидомасонским заговором, для серьёзного разговора не годящимися. Они, понимаете ли, ни в жизнь не признают окончательной легитимации ходорковских и прочих им подобных гайдарочубайсов. Скорее уж примутся вешать оных на ближайших сучьях.

Интересно, какую же это прессу надо читать и какой социологией пользоваться, чтобы сделать этот, мягко говоря, сомнительный вывод? Впрочем, прессы можно и никакой не читать, а вместо социологии пользоваться расхожими западными стереотипами о России как о стране, населённой в основном спятившими коммунистами, не способными жить в цивилизованном обществе и цивилизованно решать свои проблемы. Именно это, скорее всего, с г-ном Рюлем и случилось. У каждого это проявляется по-своему: у одних проступает просто-таки ненависть к России, этой «чёрной дыре географии», а у других – жалость и христианское сострадание к убогоньким. И те и другие, естественно, лезут с рецептами, которых, соответственно, тоже всегда два: один – «делай всё, как мы скажем, и тогда, может быть, что-нибудь получится» (именно этим занимались МВФ и ВБ в девяностые), а другой – «семь раз отмерь (с поправкой на национальные особенности, сложившийся уклад, состояние элит, настроения электората и т.п.) и ничего не делай».

Так что Рюль никакой Америки не открыл: не он первый, не он последний. Более того: это даже не есть уникальная особенность импортных советчиков. «Синдром Рюля» распространён не только среди иностранцев, берущихся анализировать положение дел в России, но и среди немалой части российских элит – особенно у тех их представителей, которые о собственной стране знают едва ли не меньше, чем иностранные аналитики. Всеобщая ненависть к приватизации – типичный медиамиф, банальный, затасканный и реальности уже совершенно не соответствующий. Что, впрочем, не мешает его использовать с соответствующей выгодой самым разным силам – и в России, и вне её.

Собственно, проблема как раз в возникшем хроноклазме: страна попросту живёт уже в другом времени, а тусовка по инерции пользуется позавчерашним дискурсом. Но, поскольку монополия на работу с дискурсом принадлежит тусовке, от которой все остальные оказываются в зависимом положении, нас заставляют снова и снова жевать жвачку 1994 года выпуска. В 2003 году вопрос о том, правильна ли была политика десятилетней давности, для большинства людей попросту неактуален – даже если предположить, что это самое большинство уверено в том, что она была неправильна. Это никакие не эмпиреи: по результатам почти всех соцопросов, среди тем, реально волнующих население, «пересмотр итогов приватизации» устойчиво занимает последние места, сильно проигрывая проблемам экологии и китайской угрозе.

Впрочем, многие вопросы в сегодняшней статье Рюля поставлены правильно и по существу – без того, чтобы на них ответить, попросту невозможно перевести разговор об экономической амнистии в практическое русло. Это и вопросы о том, кто и как должен определять, что подпадает под амнистию, а что – нет, и о том, возможно ли «оплатить прошлые ошибки без передела собственности», т.е. посредством компенсаций, и многое другое. Всё это, безусловно, требует ответа, но в данном случае такой ответ, по крайней мере, возможно дать. Ответа же на вопрос о том, возможна ли экономическая амнистия в стране, где люди дикие и ничего не понимают, дать попросту нельзя: авторов таких вопросов обычно посылают грубо, с использованием обсценной лексики.

Любопытно: поймут они, наконец, что в России уже есть многомиллионный класс собственников, заинтересованных в легитимации собственности? И что класс этот десятком олигархов никоим образом не исчерпывается, и даже более того, практически себя с ними не ассоциирует? И именно этот класс, а вовсе не пяток медийных персонажей из списка «Форбса», как раз и будет третьей стороной в договоре между государством и обществом о легитимации итогов приватизации?

А, впрочем, что с них взять, с жидомасонов…

Источник: http://www.publications.ru/comments/134193/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма