Главная / Внешние публикации / Разводка по понятиям

Разводка по понятиям

Восковые фигуры нажаловались Бушу на Путина

Визит президента Путина в США теперь уже точно не пройдёт незамеченным западной публикой. Блестяще сработал Б.А. Березовский, аккурат к визиту подгадавший размещение в ведущих западных СМИ своего очередного открытого письма – на сей раз президенту Бушу. Письмо, как всегда, о том, знает ли оный Буш, что дружит и встречается не с кем-нибудь, а с главой кровавого чекистского режима. Для российской аудитории – событие вполне рядовое: очередной выплеск Борисабрамыча, который столбит свой статус Главного Российского Политэмигранта. Однако для аудитории западной, которая вовсе не обязана помнить, кто это такой и почему он так суетится, событие очень даже не рядовое.

Судите сами. Обращение, пусть и на правах рекламы (т.е. за деньги), разместили самые главные западные газеты – Times, Financial Times, Washington Post, Frankfurter Allgemeine, New York Times, Monde и т.д. Его авторы, помимо имён и фамилий, подписались своими бывшими официальными должностями – экс-спикеры парламента (Рыбкин и Хасбулатов) и экс-заместитель главы Совета Безопасности России (сам Березовский). Помимо них, еще – Владимир Буковский и Елена Боннер. Для западного читателя этот набор – бывшие главы парламента, самый известный после Солженицына советский диссидент, вдова великого учёного и Нобелевского лауреата, опальный бизнесмен-политэмигрант – всё это невероятно весомо. И когда такие люди обвиняют в преступлениях против личности и свободы действующего главу своей страны не где-нибудь, а на страницах самой авторитетной западной прессы – это событие, важнейший политический факт.

В самой России то же самое выглядит совершенно иначе. Для русской аудитории все эти фигуры имеют совершенно другое значение и совершенно другой «индивидуальный миф». «Чокнутый профессор» Руслан Хасбулатов, оставшийся в нашей памяти как автор шуток про «выеденный грош» и синегнойную палочку, растерянный, струсивший вождь белодомовского сидения-93, а после – столь же неудачливый участник чеченских событий – безусловный лузер. Иван Петрович Рыбкин, запомнившийся разве что по двум коровам, которые в 96-м агитировали за него голосовать, и двум процентам, которые набрала его партия – тем более сегодня похож на шута горохового. Елена Георгиевна Боннер, конечно, обладает богатым бэкграундом и непререкаемым авторитетом среди русской и западной правозащитной общественности, но музей мадам Тюссо вряд ли можно считать политической силой, перед которой трепещет кровавый чекизм. Даже сам Березовский, со всеми своими миллионами и всё ещё не забытой, хоть и основательно поеденной молью репутацией вчерашнего «крёстного отца Кремля» — всё-таки в гораздо большей степени суетливый телевизионный клоун, чем новый Герцен или Троцкий. Наверное, диссидент Буковский из всей этой компании – едва ли не самый авторитетный персонаж. Всё это, впрочем, справедливо только для России.

Русский человек пожмет плечами. Ему остается только предположить, что кровавый чекистский режим, прикрыв свободу слова, развернул массовую травлю своих политических оппонентов, но почему-то выбрал главного оппонента свободолюбивого ельцинского режима — Хасбулатова и лучшего друга двух коров ковбоя Рыбкина. Продажные придворные журналисты оболгали и оплевали этих честных политиков и потому их авторитет в самой России настолько подорван. Однако зачем подрывать авторитет того же Рыбкина, который в далеком 95-м году получил два процента рейтинга и почётную ссылку в Совбез, все равно непонятно.

Россия, конечно, загадочная страна. Пытаться объяснять читателю The Times и Frankfurter Allgemeine, что у нас в 90-е было такое время, что и спикером парламента, и мэром столицы, и лидером политической партии, и даже богатейшим бизнесменом мог за считанные месяцы запросто стать совершеннейший хрен с бугра – дело в высшей степени дохлое. Как и то, что политическая позиция всех этих людей сегодня в самой России неинтересна решительно никому – именно из-за того, что их власть, даже когда она у них была, никогда не имела легитимной общественной поддержки: эта была фишка, словленная теми, кто оказался в нужное время в нужном месте. Это касается даже Березовского, который, конечно, хоть и талантливый изобретатель «надёжных схем», но всё-таки никак не выдающийся государственный и политический деятель – или даже авторитетный лидер.

Президент Буш это, наверное, всё же понимает – во всяком случае, среди его советников немало тех, кто жил в России в середине 90-х и хорошо знает, каков реальный политический вес и самого Березовского, и примкнувших к нему экс-спикеров, и даже Елены Боннер. Увы, но у простых американских обывателей, у западного общественного мнения – того, которое формируется авторитетными деловыми изданиями – таких советников нет. В этом смысле миллион долларов, затраченный Березовским на публикацию письма, выброшен не на ветер – своё дело он сделал. Завтра вопросы, задаваемые Березовским Бушу, начнут задавать его собственные журналисты и избиратели.

Впрочем, на вопрос о том, «зачем Буш дружит с лидером кровавого чекистского режима», и в самом деле ответить трудно. Разве что так: «Ну да, дружит. Наверное, потому, что сам он – тоже лидер кровавого чекистского режима – и Саддам Хусейн это подтвердит». Дело в том, что Березовский действует на уровне массовых, замыленных и примитивных пропагандистских клише; собственно, именно на этой презумпции – изначального и непрошибаемого идиотизма «быдла» — всегда строились его «надёжные схемы». Только теперь на роль «быдла» пробуется уже не русское, а западное общественное мнение. Вопрос в том, найдутся ли и в нём защитные механизмы против изобретённой в России технологии «разводки по понятиям». Ясно одно: им это будет сделать, пожалуй, даже сложнее, чем нам.

Источник: http://www.publications.ru/comments/134768/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.