Главная / Внешние публикации / Как в афишу коза

Как в афишу коза

Максим Соколов vs. новейшие человеки

«- Третьего дня, я смотрю, он Пушкина читает, — продолжал между тем Базаров. — Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он не мальчик: пора бросить эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать.- Что бы ему дать? — спросил Аркадий.- Да, я думаю, Бюхнерово «Stoff und Kraft»* на первый случай.- Я сам так думаю, — заметил одобрительно Аркадий. — «Stoff und Kraft» написано популярным языком…»

Книга поначалу оставила довольно сложное впечатление. Как всегда яркий, по-настоящему мастерский язык, многообещающий по задумке сюжет – разговоры русских людей самых разных убеждений, случайно сошедшихся в самом центре Европы и заведших там по неистребимой национальной привычке застольную беседу о судьбах родины. Точно найденная интонация – почти призыв посмотреть на самих себя со стороны, враз заметить, что настоящим предметом споров и раздумий должно быть вовсе не то, о чём сегодня говорят и пишут в России. И вместе с тем от книги осталось ощущение какой-то недокрученности, недодуманности «направления главного удара». В первую очередь по жанру: автор, кажется, так и не определился, чего он больше хочет – яркой беллетристической зарисовки основных типажей своего времени, политической сатиры или серьёзного сократического диалога, направленного на поиск смыслов. Кроме того, при прочтении книги меня не покидало ощущение, что автор иногда отказывает своим виртуальным оппонентам в уме и логике, слишком легко разбивает их доводы, которые часто и не доводы вовсе, а просто срисованные откуда-то клише и лозунги.

И тем не менее «Чуден Рейн при тихой погоде» Максима Соколова – книга сильная и вполне убедительная. По самому большому счёту автор прав: спорить надо именно с мифами и клише, а вовсе не с их невольными жертвами – будь то активные адепты того или иного лжеучения или их молчаливые вниматели. Гораздо естественнее выходит, когда «демократ» и «патриот» более похожи на газетную карикатуру, чем на мыслящих, развивающихся людей. Тем более, что повседневная реальность интернет-форумов, хорошо знакомая и мне, и автору, в большинстве своём наполнена именно такими клишированными органчиками – «демократами», «патриотами», «постмодернистами», «провинциалами» и т. д. и ежедневно доказывает, что Соколов их всех вовсе не выдумал.

Впрочем, узнаваемость соколовских образов, как выяснилось, не исчерпывается пространством сетевых форумов. Ещё не успел я дочитать до конца увесистый соколовский талмуд, как в «Афише» появилась на него рецензия Л.Данилкина. Модный автор книжных обозрений, представившись «с искренним уважением» давним читателем и почитателем М.Соколова, вызвался вместе с тем вручать ему «чёрную метку» с надписью «низложен». Дело в том, что Соколов, как выяснилось, «хорошо разбирается с прошлым, но плохо видит будущее», состоящее из покемонов, телепузиков и Мэрилина Мэнсона – а потому не поддающееся дискурсивному укрощению посредством «пушкинского здравого смысла». И, значит, Соколов перестал быть «современным Нестором», адекватным летописцем эпохи – эпоха убежала вперёд, а он остался там, где стоял. За что и получил от Данилкина по-пионерски уважительное обращение «достопочтенный балда» — со ссылкой на «старика Хоттабыча».

Только дочитав до конца и рецензию, и саму книгу, кою пришлось по этому поводу заново начинать с начала, я понял: статью в «Афише» писал никакой не Данилкин. Её под данилкинским псевдонимом опубликовал один из персонажей соколовского «Рейна», который там прозывается «постмодернист». Ну, в смысле, тот, который всю дорогу сыпал «дискурсами» и «симулякрами», подкрепляя оными свою святую уверенность в том, что раз уж наступили глобализация, постиндустриальная эра, третья волна, экономика брендов, информационное общество и т. д., то здравый смысл – неважно, «пушкинский» он или какой ещё – подлежит упразднению как нечто безнадёжно устаревшее. Он более «не может объяснить новый, глобализованный мир, в котором невыгодно производить прокатную сталь». А для его объяснения надлежит немедля выдумывать новый язык, новую культуру, религию и науку. Разумеется, «глобальные» и «транснациональные», как и всё остальное, к ним прилагающееся.

Иными словами, афишный книжный обозреватель таки убедил меня в том, в чём не смог полностью убедить уважаемый Максим Юрьевич. А именно – что означенный «классический дискурс», он же «пушкинский здравый смысл», сегодня не просто не утратил актуальности, а является единственным адекватным инструментом для объяснения происходящего. И что отдающий уже вовсе ветхой античной древностью жанр философского диалога, заново осваиваемый Соколовым в таком вот экспериментальном виде, тоже может сгодиться не хуже «нашего всё» с его здравым смыслом. Что бы там ни думали по этому поводу новейшие усовершенствованные человеки – как, впрочем, и их предшественники, начиная от Базарова с Кирсановым-младшим.

Зло берёт, честное слово. К Соколову и его новой книге в самом деле есть масса претензий по сути – и главная, действительно, та, что по состоянию «на сейчас» идея «заворачивать шурупы отвёрткой» – важная, но уже недостаточная; ей сегодня катастрофически недостаёт «позитива», проектности, если хотите. Но выкатывать в порядке антитезы Соколову уже довольно несвежую тоффлеро-фукуямовскую постиндустриальную лапшу, объявляя её тем самым звуком архангельских труб, из-за которых про здравый смысл теперь можно благополучно забыть – увольте-с. Плавали, знаем – вода в Рейне в точности такая же мокрая, как и в Днепре с Волгою. И никаких оснований говорить о том, что «классический дискурс» подходит исключительно для внутреннего употребления в ситуации железного занавеса, а при появлении на горизонте «глобализма» с его глобальными проблемами враз отказывает по причине своей местечковой устарелости, не имеется.

Собственно, главная проблема, как всегда, образовалась как раз на том самом месте, где её обычно и обнаруживал пресловутый «классический дискурс»: беда не с гласностью, а со слышимостью. У каждого свои причуды: кому-то охота продолжать бороться с кровавым чекистским режимом (Демократ), кому-то – с всемирным антироссийским жидомасонским заговором (Патриот), кому-то – с косностью людей, не желающих замечать, что мир изменился и ходить теперь следует исключительно вниз головой (Постмодернист из «Афиши»). И никому не хочется отложить хотя бы на время эти свои игрушки и говорить всерьёз, «как взрослые люди». Хотя бы правильно поставить вопросы — что уж говорить о такой роскоши, чтобы на них отвечать. В этом смысле книга Соколова «Чуден Рейн при тихой погоде» не отстала от времени, а скорее уж опередила его.

Что, впрочем, и есть главный показатель качества. По самому большому счёту.

Книга М.Соколова «Чуден Рейн при тихой погоде//Новые разыскания» имеется в продаже в магазине издательства «Известия». Адрес: Москва, ул.Тверская, д.18, корп.1.

Источник: http://www.publications.ru/impressions/134934/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма