Главная / Внешние публикации / Возвращение короля?

Возвращение короля?

Путин готовит сюрпризы на второй срок

Кажется, начинает проясняться, чего президент Путин хочет от своего второго срока. Сегодня стало известно, что рабочая группа под руководством Игоря Шувалова получила одобрение президента на разработку пяти общенациональных программ, а фактически – пяти ключевых реформ. Это – создание рынка доступного жилья, реформы образования, здравоохранения и армии, а также развитие Калининградского эксклава.

Судя по всему, это и есть те проекты, которые будут на первой очереди к реализации после выборной паузы. Что ж, первая содержательная заявка на «повестку дня» второго президентского срока оказалась весьма трезвой – особенно на фоне той всеобщей разрухи в головах, которая наблюдалась в последние полтора года. Темы выбраны действительно самые насущные – жильё, здоровье, безопасность, школа и границы; без излишней амбициозности, «коммунизма к 1980-му году» (он же – «удвоение ВВП к 2010-му), и вместе с тем – самые острые болевые точки страны. И если хоть один из этих проектов будет последовательно и полноценно реализован – этого уже будет достаточно, чтобы на протяжении последующих десятилетий о Путине писали в учебниках истории как о лучшем российском лидере со времён Александра II.

Но это если. Судя по тому формату, который избрала рабочая группа Шувалова, надежд на последовательность, осмысленность и цельность проводимых реформ почти не остаётся. Рабочая группа – это Ноев ковчег, где собрано каждой твари по паре – 27 депутатов от всех без исключения думских партий и чиновники правительства. Понятно, что у такой группы может получиться – только пресловутый «консенсус», являющийся результатом длительной торговли и закулисных интриг. Внятной реформистской политики не будет – вместо неё будет гладкое и половинчатое нечто, единственным достоинством которого будет то, что его легко проводить через Думу. И то не факт: одно дело – участие в рабочей группе, а другое – публичная засветка перед избирателями своей оппозиционности, на которую вынуждены идти думские партии, чтобы не стать окончательно одинаковыми с лица телепузиками.

И это при том, что по всем пунктам контуры консенсуса представляются сегодня абсолютно неясными. Реформа армии, скорее всего, будет проводиться по взятому за основу проекту Минобороны – в то время как тот же СПС имеет свой, альтернативный, и если он не будет на нём настаивать, то этого просто никто не поймёт. Реформа медицины и образования, очевидно, будет заключаться, в том числе, и в их переводе на платную основу – а этого уже не поймут коммунисты. В итоге формула компромисса будет заключаться в том, что в проекты, разрабатываемые в недрах госаппарата, включатся отдельные демагогически-лозунговые пункты, предлагаемые партиями, которые окончательно размоют и без того рыхлую идеологию «осторожной модернизации», проповедуемую правительством, и обессмыслят сами реформы – так, как это уже было с реформами ЖКХ и энергетики.

Интересно: такой «консенсусный» вариант рабочей группы реформ избран из-за слабости власти или из-за неверно понятой задачи обеспечить им широкую общественную поддержку? То есть, Путин действительно хочет переложить часть ответственности за проводимые реформы на партии, или же это такой невинный демагогический жест под выборы? Что это: дефицит идей или дефицит воли?

Впрочем, президента ругать особо не за что. Его главная проблема – в том, что у него весь первый срок не было премьер-министра. Касьянов – человек, специализирующийся на тонкой настройке и двух процентах, который катастрофически непригоден для того, чтобы олицетворять некую самостоятельную непопулярную политику. А Путин вынужден быть и президентом, и премьером одновременно – и символом государства, олицетворяющим всеобщее к себе доверие, и его мотором, преодолевающим сопротивление среды, основанное на нежелании перемен. В этом – трагедия путинской «стабильности», главная причина того, что чем дальше, тем тяжелее идут любые реформы.

Очевидно, что, если Путин всё же решил проводить реальные реформы после своего переизбрания в следующем году, то Касьянов сегодня – политический пенсионер, досиживающий последнее. И замена ему уже готовится – только, разумеется, мы о ней ничего не знаем. Собственно, именно весеннее решение по кандидатуре премьера покажет – собирается ли власть что-то делать или же ограничится перманентным поиском консенсуса и взаимоудовлетворяющей русской идеи. Группа Шувалова, во всяком случае, на данный вопрос дать ответа не в состоянии – это просто на три этажа выше её уровня компетенции.

Источник: http://www.publications.ru/comments/134996/

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.