Главная / Внешние публикации / Колян Толстый и президент Путин

Колян Толстый и президент Путин

Как бояре царя загубили

В день, когда арестовали Ходорковского, в Нижнем Новгороде проходило закрытие пафосного Российского Форума. Сам Ходорковский выступал на оном форуме в пятницу вечером, буквально накануне своего «последнего полёта». А в субботу там раздавали премии всякой провинциальной культуре, и главный приз получил некий новогодний шоу-театр, сделавший по этому поводу блиц-выступление «на бис». Дед Мороз и Санта Клаус, невзирая на стоящий на дворе октябрь, призывали сидящих в зале чиновников, журналистов и экспертов сказать хором «Ёлочка, гори!!!», а тем временем мимо сцены торопилась в пресс-центр правозащитная общественность во главе с Глебом Павловским и Людмилой Алексеевой – бороться с кровавым чекизмом.

Кризис жанра налицо. Само по себе публичное выступление старых диссидентов относительно ареста Ходорковского оказалось тоскливым дежурным завыванием о нарушении свобод, попрании законности и очередном ударе по президенту Путину, свободе и демократии в России. На месте журналистов Интерфакса и Рейтерс самым правильным было бы, увидев таблички с именами «правозащитников», ещё до начала брифинга бежать и звонить в редакцию, сообщая, что именно здесь сказали – можно было сэкономить полчаса и опередить коллег по части оперативности. «Да, Ходорковский, конечно, не ангел, но ведь все не ангелы, а он из этих всех «неангелов» едва ли не самый хороший и щедрый…»

Это, впрочем, присказка, а не сказка.

Другой сюжет, имевший место быть буквально на днях, гораздо более скучен и провинциален. Есть небольшой захолустный город, хоть и обладающий статусом губернского центра, но при всём при этом являющийся совершеннейшей глухоманью. В нём есть мэр – человек слабый, непопулярный, вороватый и, в общем, без пяти минут политический труп. Через пять недель там будут выборы мэра – и шансов на то, что он на них сохранит пост, почти нет. Все местные элиты (проще говоря, бизнесмены, бандиты и ключевые чиновники) постепенно консолидируются вокруг его основного конкурента – некоего Ивана Николаевича N. На него же, очевидно, будет ставить и Москва – так что есть все шансы победить.

И вот этому самому перспективному кандидату, Ивану Николаевичу N, звонит главный местный «олигарх», известный в народе как Колян Толстый. «Ну что, как дела?» — «Да вот, вроде бы ничего, всё нормально, ведём кампанию…» — «А мэр-то наш, он, чё, мешает?» — «Да нет, не особо, в принципе, мы справляемся…» — «Не, ты не понял. Что значит «справляемся»? Короче, будем его убирать…» — «А, может, не надо?» — «Не, ты не понял»…

И пошёл процесс «уборки». Прокуроры готовятся раскручивать всякие уголовные дела, главы местной теплосети – отключать в домах тепло, подавая на мэра в суд за просроченную коммунальную задолженность, подконтрольные «группе товарищей» газеты наполняются чернухой… Хода выборов, это, конечно, практически не изменит – разве что заранее чуть-чуть подпортит будущему мэру репутацию. И всё же – в корне изменит их суть.

С уровня разводок и понятий на язык смыслов и определений вся эта история переводится следующим образом. Иван Николаевич N вполне ведь мог избраться честно, без всяких там колянов, прокуроров, начальников теплосети и независимой прессы. Собственно, их помощь ему практически ни к чему. Однако для самого Коляна и компании, т.е. «помощников», такая ситуация представляется абсолютно недопустимой. Их задача – не в том, чтобы на выборах все проголосовали за того, кого они поддерживают, а в том, чтобы любой будущий мэр – неважно, кто именно – своим мэрством был обязан только и именно тусовке во главе с Коляном. Потому что иначе с этим мэром окажется гораздо труднее говорить.

Проблема лишь в том, что у кандидата в мэры не хватает ресурса воли и решимости отказаться от всей этой «помощи». В том числе и потому, что выбор у него невелик: либо эта самая «помощь», либо «убирать» будут уже его самого – а способ найдут.

Это, впрочем, тоже ещё не сама сказка.

Третий сюжет знают все. В марте следующего года в России будут президентские выборы. То, что на них может случиться, вполне способно оказаться уникальнейшим прецедентом в российской истории, начиная, пожалуй, с 1613 года: лидер страны, Путин В.В., может получить своё право на власть не в результате акта престолонаследия (как было до 1917-го и в 1999-м), не в результате комбинации придворных интриг или дворцового переворота (как оно тоже нередко бывало за последние триста лет) и не в результате согласованного сверхнапряжённого усилия элит, как в 96-м, а исключительно сам по себе, благодаря реальной поддержке избирателей, тому самому пресловутому «рейтингу» — он просто устраивает большинство населения. Иными словами, «средостение», сиречь бояре всех мастей – «семейные», «питерские», «олигархи», «политики», «масс-медиа» и т.п. оказываются из этого процесса совершенно исключёнными; их участие или неучастие в каком бы то ни было виде в этом переизбрании ничего не решит и ни на что не повлияет.

Так случилось бы, если бы президентские выборы состоялись вчера.

Увы, до них ещё слишком много времени. Достаточно для того, чтобы большинство федеральной элиты до конца прониклось немудрящей логикой Коляна со товарищи и включилось в вовсю уже идущий процесс «помощи» кандидату. Которая по сути есть не что иное, как заговор «бояр» против «царя» и «народа».

Это только изнутри кажется, что там, в Кремле и около него, есть какие-то отдельные группы и конкурирующие проекты, разные идеологии и силы. В реальности все они – и «семейные», и «питерские», и «кровавые чекисты», и «жадные олигархи» — в одной и той же компании заговорщиков, в одной лодке, объединённые общим интересом. Заключающимся в том, чтобы блюдо, на котором главе государства приносят корону Российской Империи, осталось где-то там, у них, и можно было бы и дальше самозабвенно воевать за него друг с другом.

Арест Ходорковского – это классический акт такой вот «помощи»: верные силовики «спасают» президента от человека, который мог бы в перспективе создать параллельный центр власти. Однако тот же Ходорковский, в свою очередь, повернись ситуация иначе, попросту не понял бы, если бы свои люди в Кремле вдруг отказались от денег и ресурсов, которые ЮКОС может предложить для президентской кампании. И тот же Сурков попросту не поймёт, если кто-нибудь ему скажет, что вся его бурная деятельность по организации управляемой Думы совершенно никому не нужна – президент и так достаточно силён, чтобы иметь дело с любой реальной Думой. В этом смысле и Устинов, и Ходорковский, и Сурков – просто разные части этого заговорщического общества, которое сегодня на наших глазах только лишь разбирается между собой по вопросу о лидерстве. Это единый заговор, направленный против нас – и против президента.

Успех этого заговора, в котором сегодня всё меньше сомнений, приведёт только к одному: в марте следующего года мы выберем уже не Путина. Мы под путинским псевдонимом выберем вновь дедушку Ельцина – слабого, полулегитимного, лишённого опоры в обществе, зависимого от своих «верных псов», готовых перегрызть друг друга, и вынужденного до посинения стравливать между собой различные властные кланы, чтобы хоть как-то удержаться: именно таким был Ельцин эпохи «второго срока».

То, что сам Путин уже сегодня явным образом впал в зимнюю спячку так, как это любил делать его предшественник – крайне тревожный сигнал. Когда вдруг этой осенью в «Ведомостях» появляется переводная статья из Wall Street Journal, посвящённая проблемам участия России в развитии азиатско-тихоокеанского региона, в качестве автора которой указан некто В.В.Путин, президент Российской Федерации, то это вызывает почти такие же чувства, как появление на сцене Российского Форума Деда Мороза со Снегурочкой в конце октября. Нет никаких сомнений, что отрываться на пару с Коидзуми среди джунглей Индокитая под зажигательные речи малайзийского премьера куда как приятнее, чем смотреть тут на все эти обрыдлые отечественные морды, всех этих жуликов и проходимцев, жадною толпой дерущихся у трона. Однако страна, судьбами которой должен жить российский президент, – это всё-таки не Малайзия. И постыдный дефицит воли, самоустранение от нерва общественной жизни – то, чего ни одному лидеру никогда не прощает история. Путин – никакое не исключение.

Впрочем, нас всех тоже касается. Забить на всё, сказать «чума на оба ваши дома» — так, как это сегодня делает президент – самое простое и не лишённое приятственной логики решение. Пусть его: одни скупают пол-Думы, другие их за это сажают в кутузку, третьи бегают с воззваниями и ультиматумами, а мы покамест чайку попьём. Как люди, у которых голова на месте и которым вся эта возня глубоко до лампочки. Арест Ходорковского, выборы в Думу (прости, Господи), борьба либерального и патерналистского проектов… глупости, право слово.

Только в результате оказывается, что страна осталась без власти. Что граждане не хотят избирать, начальники – быть избранными, а царю и вовсе куда милее перетирать с другими венценосными особами насчёт всяких Гишпаний, чем судить и рядить у себя дома. А значит, со страной будет происходить то, что обычно происходит с любым хозяйством, оставшимся без хозяев. И уже происходит: то, как повернула в итоге история с ЮКОСом, прокуратурой и Басманным судом – явный, позорный бардак, с какой стороны ни посмотреть.

И, стало быть, неактуальный ещё вчера вопрос о том, стоит ли в этой ситуации вообще приходить на президентские выборы, встаёт с новой, поистине новогодней прямотой. Пока ещё с надеждой получить на него какой-нибудь ответ.

Источник: http://www.publications.ru/opinions/135099/

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.