Главная / Внешние публикации / За Чубайса, против СПС

За Чубайса, против СПС

Правые идеи в новой политической реальности

О том, что место Александра Волошина на посту главы администрации президента займёт Дмитрий Медведев, а место самого Медведева – Дмитрий Козак, стало известно в четверг вечером. В четверг же вечером мы проводили встречу с читателями publications.ru, одной из главных тем на которой, к нашему удивлению, стали именно предложения Козака годичной давности – относительно недропользования и собственности на недра.

Тогда, если кто помнит, именно Козак предложил «поднять» действующий закон о недрах, согласно которому нефть, лежащая в них, принадлежит государству. Именно тогда впервые обнажился правовой казус недропользования: недобытая нефть по действующему законодательству является государственной, а добытая – уже частной, принадлежащей нефтяной компании. Которая при этом платит государству только за лицензию на месторождение, разные налоги на прибыль и т.п. – но принадлежащую государству «общенародную» нефть получает как бы бесплатно. Соответственно, предполагалось установить принципиально иной режим недропользования: когда частные компании попросту продают государству свои услуги по добыче, транспортировке и продаже сырья – но само сырьё вплоть до момента продажи остаётся собственностью государства.

Реакция властных и медиаэлит была довольно единодушной — все крутили пальцем у виска. Ещё бы: нефтяные олигархи и связанная с ними группа в администрации президента полностью контролировали Думу, являясь системообразующим элементом страны, и поверить в какую-нибудь реальность шансов на такое вот потрясение основ разумному человеку было бы очень трудно.

Однако власть доказала, что ничего невозможного нет: не прошло и года, как сегодня те идеи уже ни у кого не вызывают удивления. Ходорковский – в тюрьме, Волошин – в отставке, элиты дезорганизованы и сломлены, следующая Дума, очевидно, будет уже вовсе ручной – все козыри в руках власти. Правда, в процессе выяснилось, что дело смахивает не столько на восстановление правового поля, сколько на банальный передел собственности – ну так ведь лес рубят, щепки летят. Наверное, Козак хотел чего-то другого – но ведь в прокуратуре и ФСБ, без коих всё это было невозможно, свои хотения и методы их реализации.

Назначение Козака, тем не менее, многое проясняет. Во всяком случае, проясняются контуры того проекта, которым нас хотят накормить по итогам нынешней «большой стирки». Это – проект патерналистского государства, такой, в своём роде, лужковской Москвы на федеральном уровне. Когда главным покупателем товаров и услуг у частных компаний являются не частные же граждане и компании – свои и чужие, а госбюджет. Большой, мощный бюджет, в несколько раз больше нынешнего, способный «потянуть» великие проекты – типа поворота рек, строительства тоннеля под Тихим океаном и т.п. – и, что характерно, на принципах частного подряда. Тот же ЮКОС, со всеми своими навыками агрессивного нефтяного холдинга, поставленный на службу государству. И многие другие — все те, кто до недавнего времени занимались личным гешефтом.

Собственно, глазьевский лозунг «великой стране – достойный бюджет» — про это. Перераспределение нефтяных сверхдоходов в пользу государства, ренационализация бесхозной госсобственности с последующей её отдачей в управление эффективному частному бизнесу, решение массы инфраструктурных и социальных проблем – как всё это заманчиво! И, главное, насколько реально, обоснованно и жизнеспособно – куда реальнее всего того, что мы до сих пор слышали слева про «верните всё взад»!

Либеральная элита, надо сказать, оказалась совершенно не готова к разговору на этом уровне. Она так привыкла к тому, что никто более не умеет оперировать категориями эффективности и целесообразности, что совершенно прохлопала появление на авансцене мощного конкурирующего проекта. Более того: её собственный либеральный проект – уменьшение роли государства, снижение налогов, оптимизация госрасходов и т.п. — тот, который реализовывался все эти годы и успел уже изрядно обветшать и износиться, оказался неконкурентоспособен. Именно в тот момент, когда возник острый дефицит проектности и начался открытый конкурс, пусть и со специфическими правилами.

Либералы опоздали с подачей заявок на этот конкурс и принялись в лихорадочном темпе навёрстывать упущенное. Чубайсовская «либеральная империя» — это, по состоянию на сегодня, лишь красивый пиаровский лозунг, способный вытащить гиблую немцовскую шарашку из политического небытия, но и только. Это ещё не проект, но даже и в качестве лозунга к нему есть масса самых серьёзных вопросов. И тем не менее «перспектива проектности» у идеи «либеральной империи» безусловно есть – просто потому, что сегодня из всего российского политбомонда только Чубайс воспринимается как самостоятельный, отдельный от Путина субъект политической воли. И только ему под силу на равных потягаться с властью на этом фронте.

Козырей на руках, в принципе, преизрядно. Слабое место патерналистского проекта – его бессилие перед клановостью и коррупцией, которая растворяет любой бюджет и делает властный механизм совершенно неработоспособным. В том смысле, что можно, конечно, поднапрягшись, потратив массу сил и энергии, сконцентрироваться на каком-то одном направлении и сделать что-то большое и могучее: лужковская Москва этим и знаменита. Однако наладить нормальную повседневную работу такого механизма именно по решению миллиона мелких, рутинных инфраструктурных проблем почти невозможно – а частный бизнес, садясь на господряд, моментально становится инструментом самого неэффективного осваивания денег. При этом бороться с коррупцией силовыми средствами – значит докатиться в итоге до репрессий и отрывания голов, а не бороться – значит полностью потерять контроль над ситуацией. Вообще тот факт, что основным проводником этой идеи должна стать самая неэффективная на сегодня система, а именно госаппарат, делает её очень и очень уязвимой.

Другое дело, что либеральная альтернатива этому проекту должна быть куда более внятной, чем сегодня. «Либеральная империя» — это, конечно, красиво, но в действительности ответа на вопрос о том, как эффективно перераспределять внутри страны рентный капитал без участия суковатой дубины и вообще госаппарата, остаётся открытым. Частный менеджмент, где сегодня сконцентрированы самые лучшие кадры, безусловно, куда более продуктивен, чем государственный, но к олигархическим холдингам это утверждение относится в наименьшей степени: избыток денег никогда не стимулирует повышение эффективности управления. На многие вопросы, в частности, о том, как же всё-таки обустроить тот же госаппарат так, чтобы там не воровали (ясно, что повышение зарплат чиновников даже на порядок – это не путь, ибо на взятках можно взять три порядка) – у правых сегодня просто нет ответов. И так далее – вопросов слишком много, чтобы их можно было перечислить без запинки.

Иными словами, чубайсовская заявка — пока что вообще не есть проект. И для того, чтобы стать проектом, ей необходимо очень многое — и не только в плане интеллектуальной проработки. Должна быть общественная поддержка — на уровне кухни, то есть на уровне культурных стереотипов. Наконец, должна быть согласованная воля тысяч и тысяч людей, готовых к реализации этого проекта на уровне индивидуальных, принимаемых для себя решений и действий.

Может ли Чубайс стать лицом этого процесса? Не исключено, что и может — но, в любом случае, не сейчас, перед подзабывшимися уже на фоне всех этих страстей выборами в Госдуму.

Выборы в Госдуму сами по себе – вещь глубоко неинтересная, ибо Госдума не есть место власти. Но они становятся гораздо интереснее, если рассматривать их как открытый рынок идей и проектов, заявляемых на будущее. Именно поэтому в свете последних событий, проиcшедших в нашем государстве, правым необходимо определяться; безвольная позиция «против всех» теперь становится попросту невозможной. Хотя бы потому, что патерналистский проект, на котором настаивает сегодня власть, должен получить общественно значимую альтернативу.

Цирк-шапито, именуемый «Союзом правых сил», сам по себе такой альтернативой, безусловно, не является. И тем не менее в сложившейся ситуации никакого другого выхода, кроме того, как голосовать за них, не остаётся — именно так, отплёвываясь, с иезуитской формулой «за Чубайса, но против СПС». Осознавая при этом всю ту меру безответственности, с которой ими же был загублен СПС-99, а тот же Чубайс ушёл крутить лампочки – как уйдёт, скорее всего, и после нынешнего декабря. Именно потому, что на состав Думы в новых условиях сегодня глубоко наплевать, голосование за СПС становится возможным.

При этом и вопрос «правого проекта», и вопрос о наличии в природе внятной политической силы, способной на публичном уровне этот проект репрезентовать, а на властном – реализовывать, нисколько не снимается с повестки дня. «За Чубайса, против СПС» — это, безусловно, компромисс, и не от хорошей жизни, а от организационно-политической беспомощности хвалёного сословия «самостоятельных людей».

Короче, есть чему поучиться у «чекистов».

Источник: http://www.publications.ru/comments/135169/

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.