Главная / Внешние публикации / Как переформатировать президента

Как переформатировать президента

Либералы путинского призыва в борьбе за либерального Путина

Чуть больше недели прошло с ареста Ходорковского, а вытьё превысило все возможные пределы. Хоронят демократию и либерализм в России, причём панихидным плачем и истерикой заходятся даже те, кто сроду ни в чём подобном замечен не был. Чего стоит один Павловский, объявивший о намерении демонтировать «проект Путин». Или Привалов, расписывающий, как оно могло бы быть хорошо, если бы не. Или, наконец, Храмчихин у нас на publications.ru. Пропал, короче, калабуховский дом, с концами пропал.

Вытьё, нытьё и истерика в исполнении здравых, спокойных и самостоятельных вроде бы людей нагоняет тоску. Едва ли не большую, чем унылое интервью Путина самой главной газете российской политики – Corriere della Serra. Президент наш хотя бы честно озвучил свои мантры – о том, что бизнес и частная собственность вещь хорошая, но закон – тоже, понимаете ли, вещь ничего себе, и перед ним равны должны быть все без исключения. Имея, кажется, в виду ту идею, что выбор именно Ходорковского в качестве жертвенного агнца был сделан специально ради того, чтобы доказать всем и каждому это самое «без исключения». То есть Ходорковский провинился не тем, что больше других безобразничал, а тем, что самый богатый и знаменитый из всех безобразников. Тут, по крайней мере, логика налицо.

Истерящей сейчас «интеллектуальной элите» следовало бы поучиться умению защищать себя, свои принципы и свою собственность – если не у Путина, то хотя бы у Ходорковского, отбивающегося осознанно и умело. В данном смысле то, что мы остались без кормильца и доброго царя на троне даже к лучшему. Во всяком случае, свободным и самостоятельным людям, каковыми мы все себя считали, настало время продемонстрировать свою самостоятельность – самим защитить свою свободу. Без оглядки на тех, кому этим по должности положено заниматься.

Два любимых вопроса – «кто виноват» и «что делать» — оказываются на поверку очень даже сложными. Даже первый.

Да, вместо киборга без страха и упрёка общественность вдруг обнаружила монарха, олицетворяющего структуру своего пресловутого «рейтинга». В этом смысле гораздо большая вина за то, что происходит сейчас, лежит на конструкторах «проекта Путин» — тех, кто придумал идею проводить праволиберальные реформы анонимно, запудривая людям мозги левой риторикой. Эти люди, которых давно пора называть по именам, — Волошин, Сурков, Павловский да и нынешний глава АП Медведев — исходили из того, что Россия – страна, населённая злобными обиженными коммунофашистами. Им обязательно надо врать что-нибудь милое их сердцам, дабы они не вздумали откапывать священный топор народного гнева. Хотя уже в 2000-м, после думских выборов, было очевидно, что это неправда. Однако сознание того, что левая поляна – единственно возможная для политических манёвров, так плотно завладело умами отцов наших, что все они без исключения двигались в этом направлении, даже Чубайс, который встал в позу «маньяк-одиночка против всех» — достаточно посмотреть его интервью последних лет, посвящённые исключительно тому, как тяжело быть тем самым Чубайсом.

Вспомнив всё это, очень легко понять позицию «кровавых чекистов» — простых русских людей, видящих в телевизоре своими глазами, как президент и его люди говорят и — на уровне символов — показывают одно, а в стране творится нечто прямо противоположное. Их естественная человеческая реакция – взять на себя ответственность и помочь президенту сделать то, чего он явно хочет, но по каким-то причинам не может. Любой на их месте поступил бы так же – и те, кто отвечал за формирование образа власти последние годы, а теперь срочно бегут в оппозицию к ней, должны записать это на свой счёт.

Сегодня же вопрос не в том, куда же это мы катимся и что же теперь будет, а в том, что нужно делать для того, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Исходная точка: Путин — наш президент в данном случае обязывает к действию. К борьбе за Путина. Не против государства и не против президента, а за государство и президента. То есть необходимо оформить конструктивную оппозицию новому курсу власти, оставаясь при этом «либералами путинского призыва» и не впадая в диссидентство. Задача непростая, но решаемая, а главное единственно продуктивная.

Однако, чтобы договариваться с властью, гарантировать свои интересы и своё участие в формировании политического курса, мало одной риторики, даже самой правильной. Для того чтобы начался полноценный разговор, нужно, чтобы что-нибудь острое или тяжёлое было в руках у всех сторон, а не только у одной. Поэтому даже вопрос начала переговоров – это вопрос о возможности вести их с позиций силы.

В переводе на язык текущей политической ситуации это означает буквально следующее. Во-первых, нельзя допустить, чтобы на президентских выборах Путин победил в первом туре. Во-вторых, нужно, чтобы в роли нового Лебедя, т.е. обладателя третьего места, выступил единый либеральный кандидат. Такие шансы сегодня есть у Чубайса – просто потому, что он, в отличие от Явлинского, Немцова или Ходорковского, по крайней мере, воспринимается и избирателями, и элитами как государственный деятель – пусть даже и одиозный. Нужен ведь не просто либерал, а либерал-государственник, договариваясь с которым, власть может найти общий язык и которому может поверить (о варианте «Ходорковского в президенты» исчерпывающе написал Максим Соколов).

Но такой вариант возможен только при условии, что Явлинский не проходит в нынешнюю Думу и становится маргиналом, теряя любой шанс баллотироваться весной, а сам Чубайс после думских выборов дистанцируется от СПС, формируя принципиально более широкую, чем сейчас, коалицию – под проект «либеральной империи», развёрнутый в полноценную «повестку дня» и программу действий. Думские выборы в этом контексте надо рассматривать как «праймериз» для президентских – в том смысле, что, голосуя за СПС, люди будут голосовать не столько за то, чтобы Б.Е. Немцов со товарищи оказались в Думе, сколько за то, чтобы Чубайс пошёл на президентские выборы.

Что касается самой тактической цели, т.е. третьего места на президентских выборах, то его роль сегодня велика, как никогда. Выбор между Путиным и Зюгановым во втором туре уже не так очевиден для либерального электората, и от «нового Лебедя» сегодня зависит весьма много. Во втором туре Путин гарантированно выигрывает только в коалиции с либералами, оформленной соответствующими условиями и гарантиями. Которые могут быть достаточно серьёзными – удались ведь тому же Чубайсу в 96-м отставки тогдашних «погоновожатых» — Коржакова и Барсукова.

В общем, выбор, обрисованный Б.Б. Надеждиным «либо валить президента – либо валить из страны», представляется далеко не единственным. И не таким обреченно постыдным, как это получается у депутата от СПС.

Источник: http://www.publications.ru/comments/135215/

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.