Главная / Внешние публикации / Все на выборы новых квартир и телевизоров

Все на выборы новых квартир и телевизоров

7 декабря как ещё один день святого Патрика

Выборные теледебаты наконец-то стали тем, чем должны были стать уже давно – разновидностью модного ныне «реального телевидения», ещё одной вариацией на тему «Окон» и «Последнего героя». Кандидаты скандалят и дерутся в эфире, всё не понарошку, а очень даже всерьёз, ибо выдержавший до конца получает главный приз – депутатский мандат. И тот, кто скажет, что выход на дебаты с Жириновским — дело менее экстремальное, чем поедание гадюк в тропических джунглях, пусть первый бросит в меня камень. Жанр, уже, казалось, изгрызенный и изнасилованный телевизионщиками во всех вариантах и подробностях, таки обрёл ещё одно «свежее» продолжение.

Соответственно, люди наконец-то поняли, зачем им смотреть про выборы. Это такая необременительная развлекуха для вечернего прайм-тайма, продвинутое «За стеклом» с участием целой россыпи патентованных звёзд. Всё встало на свои места: для предвыборной кампании нашлась своя собственная ниша на рынке потребительских шоу. Есть товар, есть продавец и покупатель – значит, есть о чём говорить.

То, что случилось с дебатами – лишь наиболее очевидное проявление общей тенденции, совершенно новой для нашей истории. Идёт «врыночивание» политики, её демаргинализация с точки зрения потребительской экономики. Бизнес уже не закрывается маской показной, манифестной аполитичности и с удовольствием спекулирует на выборной тематике. Из рекламных кампаний этой осени едва ли не каждая третья оказалась с ней связана: сплошь и рядом встречаешь предложения сходить на какие-нибудь выборы – новых телевизоров, меховых шуб или объектов недвижимости. Лозунг «Каждой семье – новый холодильник к 2004 году» можно смело считать главным лозунгом предвыборной кампании.

Электорат, в наиболее активной и лихой своей части – молодёжь, студенты, «сезонные рабочие» — также подходит к выборам сугубо прагматически, предпочитая базис надстройке. На улицах можно видеть группы молодых людей, разгуливающих с самыми разными флагами, практически любых партий – общее между ними только то, что все флаги и униформа явно делались в одной и той же фирме, которая, очевидно, и предоставляет всем предвыборным штабам услуги студенческой «пехоты». Сама «пехота» относится к своей работе серьёзно и ответственно, внимательно изучает предвыборные лозунги и всегда готова тезисно изложить любому прохожему агитпакет «своей» партии. У прохожих отношение к ним тоже вполне уважительное: люди на работе, дело делают.

Раньше было не так — всё было гораздо более диким. «Электорально-промышленный комплекс» (выражение М.Соколова) состоял в основном из полумифических «пиарщиков» и «политтехнологов», получавших бешеные деньги главным образом за так называемый «креатив» — обычно делавшийся в стиле «все сексменьшинства голосуют за кандидата N». Сейчас рынок на глазах цивилизуется. И это, безусловно, хорошо: ни сверхприбылей, ни (почти) воровства — почти честная конкуренция.

Впрочем, процесс «социализации» выборной маргиналии оказался вовсе не так прост. Он парадоксальным образом совпал с началом схлопывания всей «старой», сложившейся после 1993 года политической системы, основанной на идее виртуальных партий. Технология виртуальной партии основывалась на невозможности выстроить в постсоветском обществе какую-либо организационно-партийную структуру. В этой ситуации люди начали стихийно группироваться не вокруг действующих структур, а вокруг неких наборов ценностей – «патриоты», «демократы», «коммунисты» и т. п. Соответственно, на медиарынке возникали бренды, «столбившие» за собой тот или иной набор. Успех такого бренда, то есть виртуальной партии, зависел от того, насколько удачным окажется этот набор и насколько получится сообщить о нём избирателю через каналы массовой коммуникации. Кинозвёзд позвать, «политтехнологов» опять же, с Кремлём договориться по поводу телевизора и т. д. – дело известное.

В конечном счёте все партии без исключения, даже коммунисты и партия начальства, стали виртуальными – это оказалось технологически проще, дешевле и эффективнее, чем маяться с реальными людьми так, как этого хотели авторы закона о партиях. Да и сами «реальные люди» в результате эволюции среды довольно прочно усвоили принцип «не связываться с политикой» – в современной жизни это занятие исключительно для неудовлетворённых и больных на голову. Собственно, большинство партийных съездов последних десяти лет именно из подобных людей и состояло.

Финалом такого положения вещей стало то, что люди перестали не только активно участвовать в политике, но даже и вообще ходить на выборы. Кандидат «Против всех» и кандидат «Посижу дома» стал фаворитом всех без исключения кампаний и головной болью начальства, которое эти выборы организует. Процесс эрозии затронул даже «ядерные» электораты партий – вообще-то стойких и убеждённых товарищей.

Сегодня этот кандидат – «Против всех» — празднует полную и окончательную победу. Не говоря уже о беспрецедентно низком прогнозе явки, больше трети голосов, по опросам, получает «Единая Россия» — избирательное объединение, из первой четвёрки которого ни один человек не пойдёт в Госдуму. После того, как «Едро» отказалось от участия в теледебатах, стало окончательно ясно, что основной месседж их кампании именно таков: «За нас – означает против всех». Голосуя за безликую, безыдейную и анонимную партию начальства, избиратель тем самым объявляет вотум недоверия всей старой политтусовке, в наличии которой он перестаёт видеть какой-либо смысл – и это при том, что теледебаты он смотрит с прежним и даже возрастающим интересом. Он перестал воспринимать Госдуму как место власти – просто потому, что знает: решения принимаются совсем в другом месте. И он даёт своё «добро» на структурированное и организованное рассаживание начальников в думские кресла – без революций, потрясений и суеты.

А сам отправляется в магазин. На выборы нового телевизора.

Источник: http://www.publications.ru/comments/135527/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма