Время жатвы

Отпускная пора, а что ни день — веха в новейшей истории, которую каждый из нас чувствует кожей. 7 августа началось нападение басаевцев на Дагестан в 99-м. 12 августа — день гибели «Курска». 17 августа — дефолт и днем позже — отставка правительства Кириенко. 19-го — начало эпопеи ГКЧП. Дальше каждый может достроить сам.

В традиционном русском укладе, отраженном в календаре, этот период времени — тоже сплошные события. 14 августа — Медовый спас. 19-го — Яблочный (вместе с Преображением). И далее до 28 августа — до Успения, которое есть третий и самый главный спас — Хлебный. Все эти августовские праздники — вехи сбора урожая, время жатвы…

18 августа президент Владимир Путин собирается встречаться с украинским президентом Леонидом Кучмой — не где-нибудь, а на даче в Форосе. Наверное, у нашего президента есть веские основания для того, чтобы так вот играть с историей и символами.

Вдвойне любопытно, если это делается им осмысленно. Встреча-то будет посвящена украинским выборам, «часу Х» всего постсоветского кисельного единства, которое родилось в угаре августа-91. Понятно ведь, что кто бы ни победил в октябре (или, вероятнее, ноябре) в Киеве, прежнего, «банного» СНГ больше не будет. Уже Путин был из другого времени; потом появился Саакашвили — но до тех пор пока в Киеве у власти остается Кучма, президент ельцинской формации, то время еще продолжает жить. Не случайно Глеб Павловский в НГ говорит о «премьерской кампании» Януковича и необходимости формулирования «президентской заявки»: на украинских выборах выиграет тот, кто раньше успеет повернуть колесо времени. Причем это в любом случае будет поворот не только для Украины, но и для всего «постсоветского пространства».

В августе 1991-го, услышав об отстранении Горбачева и захвате власти ГКЧП, на первом же самолете рванулся в Москву из Волгограда один молодой строитель. И все три бессонные ночи возле Верховного совета России он стоял вместе с москвичами на баррикадах, слушал Ельцина, выступавшего с броневика, мастерил «молотов-коктейли», а 22-го участвовал в митинге победителей на площади, переименованной в тот день в площадь Свободной России. Строителя звали Шамиль Басаев. Тогда это была и его победа — первая из многих побед.

Площадь Свободной России сейчас отгорожена от людей огромным металлическим забором, и на проходной стоит суровая охрана — тоже еще тот символ, наследие октября-93. А Шамиль Басаев, один из ведущих политиков всей Большой России, — далеко за пределами РФ. Когда лидер белорусских националистов Зенон Позняк на запрещенных митингах в Минске заявлял, что Басаев воюет за нашу с вами независимость, он говорил чистую правду. До тех пор пока в Чечне убивали русских солдат, ни одна белорусская (украинская, грузинская, казахская) мать никогда не согласилась бы возвращаться в большую страну, чтобы своей кровью оплачивать ее единство.

Но сейчас колесо истории повернулось прямо наоборот — и пульс этого поворота именно на Украине. Никто не думает, что Янукович и стоящий за ним бизнес когда-либо «сдаст» украинский суверенитет, являющийся главным залогом их экономического статуса. В этом смысле там сейчас нет матерей, которых мог бы напугать Позняк. Зато есть совсем другие матери — те, чьи дети сегодня воюют в Ираке. И будут воевать — в Ираке, Афганистане, Югославии, Израиле, Сирии: везде, где американцам понадобятся лояльные союзники, жаждущие заработать авторитет и международный статус на поддержке американских кампаний — так, как это сейчас делают поляки.

В этом смысле Ющенко, безотносительно к его личным желаниям, обречен на то, чтобы его преследовала тень этого налога кровью — просто по его нынешней позиции, которая есть позиция «украинского Саакашвили». А потому, наверное, ему будет крайне трудно победить — даже несмотря на все огромные преимущества и ресурсы, которые он имеет сейчас. Своего рода национальная идея Украины — «моя хата с краю», — прекрасно работавшая в свое время против Москвы, сегодня работает против ее противников. Благо Россия тоже умудрилась поселиться на отшибе, и это сейчас — едва ли не самая лучшая позиция из всех возможных.

Тринадцать лет, начиная с августа 1991 года, мы — бывшие совки — существовали в состоянии распада. Сейчас эта эпоха необратимо заканчивается, и все без исключения реальные игроки — в том числе и Саакашвили — работают на то, чтобы она закончилась поскорее. Пришло время собирать урожай всего того, что было посеяно на опустевшей земле за эти годы. А потому, наверное, встреча именно в Форосе и именно в эти дни — очень правильный выбор.

Источник: http://old.russ.ru/culture/20040817_cron.html

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма