Главная / Внешние публикации / Лицо меняющегося мЁра

Лицо меняющегося мЁра

Керри он…

От того, что случилось на американских выборах, многие из отцов-основателей демократического миропорядка наверняка перевернутся в гробах. И Хеллоуин тут не при чем.

Керри проиграл пост миродержца потому, что участвовал в тараканьих бегах старого образца: такие уже очень давно не в моде. Кандидат от партии «ослов» сумел доказать всем — и в первую очередь сторонникам Буша — что он умнее, талантливее и во всех отношениях совершеннее, нежели действующий президент Соединенных Штатов. И ровно поэтому ему не нашлось места на Олимпе.

Накануне американских выборов в московской Высшей школе экономики решили провести круглый стол на паритетных началах. Позвали двух именитых ветеранов американской политики — одного из штаба Буша-старшего, другого — из штаба Клинтона. Еще позвали двух русскоязычных граждан США — по одному от республиканцев и демократов. И все четверо по очереди рекламировали своих кандидатов русским студентам.

Русскоязычный бушелюб, рекламируя своего кандидата, в самых же первых фразах сообщил: он не сомневается, что Керри умнее Буша. Однако, говорит, мы ведь не ректора Гарварда выбираем, а главнокомандующего — война ведь на дворе, не так ли? А чтобы быть главнокомандующим, думать не обязательно; главное — принимать определенные решения.

Нетрудно было заметить, что бушелюб, сравнивая Буша и Керри, отождествил Буша с собой. И в этот момент стало ясно, что главное, за что любят действующего президента — это за то, что он действительно такой как все; человек, каких миллионы и миллионы. Буш — это американский Иван Иванович Иванов, живой символ победившей «демократии простого большинства». Свой.

Керри же играл «аристократа духа» — человека, исполненного всяких совершенств. Орденоносец и пацифист, интеллектуал и человеколюб, любимец Европы и Азии вместе — полувоздушный рыцарь печального образа. За такими людьми идут, как за вождями, пророками, юродивыми — идут только потому, что они не такие, как все, особенные, отмеченные Божьей печатью.

Именно поэтому Керри как типаж — естественное знамя интеллектуальной элиты и социальных низов: всех тех, кто живет мечтами о лучшем мире и о герое, который в него приведет. Буш же — знамя тех, кого принято называть «реалистами», не умеющими видеть никакого другого мира, кроме этого.

В итоге оказалось, что в сражении человека и сверхчеловека победил человек — несмотря на все «фаренгейты», теледебаты и рейтинги.

И это — окончательный крах великой утопии модерна.

You и Я

Собственно, одна из главных идей, которой в свое время вооружились европейские ниспровергатели монархий, была, как это ни парадоксально, идея меритократическая. Править должны лучшие и достойнейшие — и поэтому нельзя ставить власть в зависимость от случайностей рождения. Пусть лучше люди сами выбирают «наиболее достойного» — то есть, лучшего среди них. И задача победы в выборной конкуренции, таким образом, сводилась к задаче убедить людей, что именно ты достоин считаться лучшим и совершеннейшим — самым умным, самым сильным и волевым, самым опытным в делах управления, самым знающим о том, что делать с государством и т.д.

Сейчас же ситуация повернулась с точностью до наоборот. Для того, чтобы победить в выборах, самым лучшим быть категорически запрещено. Все прямо наоборот: надо быть максимально средним — таким, чтобы каждый из твоих избирателей не чувствовал принципиальной разницы между собой и своим кандидатом. Именно поэтому выиграл в США Буш; именно поэтому выигрывает в России Путин; именно поэтому, скорее всего, выиграет на Украине Янукович: если Ющенко — это почти сказочный, фольклорный тип сельского украинского хлопца, ставшего умным экономистом, премьер-министром и европейским политиком, то Янукович мало чем отличается от миллионов таких же, как он, заурядных в общем-то «настоящих мужуков»; и вся их кадриль есть экзистенциальная война «You» против «Я», в которой «Я» обречено на победу.

Такая закономерность делает слишком многое в нынешнем мироустройстве решительно непонятным. Что, сегодняшняя демократия — это механизм, который работает так, чтобы «лучшие» проигрывали «обычным» потому, что «обычных» больше? А элита довольствовалась ролью интеллектуальной, финансовой и бюрократической обслуги для той самой кухарки, которая управляет государством? Тогда чем это отличается от монархии, кроме наличия регулярного, замаскированного под выборы ритуала релегитимации присноцарствующей кухарки?

Арафатум

«Ave Caesar, morituri salutant te!» — именно так, наверное, переводится на язык культуры новость про телеграмму, которой находящийся в коме Ясир Арафат поздравил с переизбранием президента Буша.

Уходящий от нас Арафат, собственно, был как раз своего рода сверхчеловеком: менялись режимы, исчезали и создавались государства, арабо-израильские войны сотрясали мир раскатами эха глобальной ядерной катастрофы, рушились сверхдержавы, менялись один за другим лидеры стран — а в эпицентре всего этого, возле самого пупа всех мировых войн десятилетиями сидел этот человек, которого еще в СССР прозвали «товарищ Полотенцев» из-за никогда не снимаемого им национального головного убора. И, Арафат, конечно же, боролся за мир, вместе со сменяющими друг друга оппонентами и «партнерами»: и они тоже боролись за мЁр — друг с другом.

Заменить Арафата невозможно — именно поэтому его смерть вызывает такой страх у всех без исключения «политических субъектов». У мусульман, очевидно, сейчас не работает это правило, согласно которому лидер должен быть «таким же как все», стандартизированным бушем в чалме — именно поэтому так слабы карзаи. Жизнь этих народов зависит от харизматических личностей, а не от эффективных систем, потому что систем не существует и их невозможно создать в политически разумные сроки. Мусульмане и сегодня ждут пророков, несмотря на то, что самый главный пророк их веры пытался заставить их поверить в то, что он — последний.

Однако если оглянуться назад, становится понятно, что главное свое сражение Арафат проиграл: палестинского государства при нем не создано, а теперь уже и совершенно непонятно, как и кто его может создать. Даже если вдруг завтра на территории Палестины не останется ни одного израильского солдата, а ООН признает Палестину как независимое государство (что, собственно, без пяти минут так и есть), понятно, что там не получится ничего, кроме failed state — ибо любые палестинские «системные политики» отныне в социальном смысле ничто по сравнению с отмороженными героями джихада. Высшая ценность для которых — не власть и не политика, а война за веру до победного конца. Арафат, этот двуликий Янус — мировой политический лидер в одном лице и террорист в другом — мог быть каналом коммуникации «на ту сторону». Его «системные» наследники — уже точно не смогут ими быть.

Все это заставляет переосмыслить старую оппозицию — «Личность против Системы». «Система» — это когда личные свойства политика не играют никакой роли; критическая нагрузка лежит на безличных системах, а люди лишь олицетворяют их. «Личность» же — это когда все завязано непосредственно на деятеля и его персональную волю. «Система» — это демократия и насилие механизмов над людьми. «Личность» — это диктатура и преодоление механизмов при помощи воли людей. «Система» — это авианесущий крейсер с гуманитарными бомбардировками. Личность — это террорист. «Личность против Системы» — это, в частности, «бин Ладен против США» или «Шамиль Басаев против России».

Собственно, появление такого прочтения этой оппозиции и есть самая главная гуманитарная катастрофа нашего времени.

Источник: http://old.russ.ru/culture/20041104_cron.html

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.