Главная / Внешние публикации / Что такое прямая демократия

Что такое прямая демократия

В 2003 году я написал статью на сайт publications.ru. Статья отличалась либерализмом, там говорилось про то, что выбирать между тем или иным федеральным политиком – это тоскливо, они похожи друг на друга, и лучше бы выбирать между чем-то другим. Например, между введением или неведением какого-то налога. И делать это напрямую через интернет, а не голосовать за неких граждан, которые еще неизвестно, что там нарешают в качестве наших представителей.

Читая свою статью семилетней давности, я понимаю, что за эти годы из интернет-оптимиста стал интернет-скептиком. Конечно, хорошая идея – электронная демократия. Не нужно всех этих дорогостоящих выборов, парламентов, а если есть какой-то вопрос, требующий общенационального решения, то он просто выносится на общественную дискуссию, а его итогом является голосование в Интернете. И все, кто хочет, могут участвовать в дискуссии и голосовать.

Почему возникла представительная демократия? Потому что физически невозможно осуществить волеизъявление, когда количество мест на Агоре ограничено. Потому что гражданам есть чем заняться помимо дебатов; потому что проще, отправляясь в плавание, оставить вместо себя на Агоре своего представителя. Интернет снимает эту проблему, потому что в голосовании могут участвовать десятки миллионов людей откуда угодно — это технически реализуемо, допустимо, возможно. И, кажется, что нет никакой проблемы. Но что здесь не так?

Ловушка в том, что выборы – это не только избрание представителей для голосования, но еще и компетентностный фильтр. Деление людей на избирателей и избираемых – оно неявно, подспудно, порождает касту профессионалов — группу людей, которые умеют одновременно и завоевывать доверие, и принимать компетентные политические решения, не приводящие к катастрофе государства, банкротству государственного бюджета и т.п. Ведь если отдать на откуп населению вопрос о том, что делать со столькими-то триллионами рублей государственного бюджета, то завтра никакого государственного бюджета не останется вовсе. Население решит раздать всем поровну, а потом обнаружится, что нечем платить учителям, врачам, военным, наступит хаос, анархия и конец государства. Это если сильно огрублять.

Как ни странно, идея электронной демократии натыкается на фундаментальную проблему демократии как таковой: этот самый «демос», который осуществляет «кратос» — это никакой не простой народ, это специально выбранный и обученный народ, либо часть народа. Скажем, в Древней Греции это — вооруженные мужчины. Если ты мужчина и у тебя есть а) мужское достоинство и б) копье – то ты, следовательно, можешь быть участником процесса Агоры, можешь принимать решения о судьбе родного города. В наше время, наличия мужского достоинства и копья явно недостаточно. Нужно еще обладать какими-то знаниями, а, кроме того, элементарно разбираться в тех вопросах, которые выносятся на общественное обсуждение. Проблема демократии – массовая некомпетентность. В обществе массовой некомпетентности решения, принимаемые большинством, исходят из уровня компетенции большинства, а для большого числа государственных решений этот уровень компетенции недостаточен.

Чтобы спорить о бюджете, налогах, нужно, прежде всего, разбираться в вопросе. Взять историю с лесами. Сейчас благодаря пожарам, мы выяснили, что есть какая-то проблема с Лесным Кодексом. А когда обсуждался Лесной Кодекс – это была узкая кулуарная дискуссия, в которой участвовали три с половиной специалиста и еще четыре жулика, которые те или иные строчки в Кодексе лоббировали просто в силу своей материальной заинтересованности. Остальным было абсолютно все равно. Если мы сегодня в открытую интернет-дискуссию вынесем вопрос о законодательном регулировании пользования лесом, то, конечно, в ней будет участвовать больше человек, чем участвовало бы в 2006 году. Но далеко не факт, что большинство этих участников действительно что-то понимает в проблеме охраны лесов, в проблеме их восстановления или хозяйственного использования.

Переход к прямой демократии требует, как минимум, создания системы непрерывного, массового образования граждан, принимающих в этой демократии участие — просто для того, чтобы повышать уровень компетентности обсуждаемых и принимаемых решений. Система прямой демократии, то есть онлайнового обсуждения ключевых вопросов государственной жизни и принятия тех или иных решений по этим вопросам, требует, в качестве своего компонента, наличия системы массового просвещения, которое бы вводило людей в курс обсуждаемых проблем. И это сложнейшая инженерная задача. Это то, что Президент Дмитрий Медведев называет «умная политика».

Идея о том, что, отучившись в ВУЗе пять или шесть лет, и, получив диплом, ты свободен и учиться тебе больше не надо, в ситуации прямой демократии, неактуальна. Ты учишься и осваиваешь новые знания всю жизнь до тех пор, пока являешься деятельным гражданином, участвующим в жизни государства. И тогда ответ на вопрос о том, что такое прямая демократия, мы получим формулу: прямая демократия – это полная интернетизация страны и непрерывное политическое просвещение всего народа.

Источник: http://publications.ru/groups/experts/CHto-takoe-pryamaya-demokratiya

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма