Главная / Внешние публикации / Это нормально, когда гражданские активисты отстаивают свою позицию, проводят яркие публичные акции и привлекают внимание, выступают с жесткими заявлениями

Это нормально, когда гражданские активисты отстаивают свою позицию, проводят яркие публичные акции и привлекают внимание, выступают с жесткими заявлениями

К тому моменту, когда руководство «Единой России» обратилось к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой разобраться в ситуации вокруг Химкинского леса, уже довольно долго шла и вырубка просеки, и активная гражданская кампания против этой вырубки. Почему «Единая Россия» обратилась к президенту только сейчас? Могла ли партия выступить раньше? Не слишком ли запоздалыми оказались и этот громкий публичный ход партии, и реакция президента?

Дискуссии о партийной позиции по этому вопросу шли в ЕР в течение уже довольно долгого времени. На самом деле — еще с 2008 года, когда большая группа депутатов Мосгордумы (состоящей, как известно, на 94% из «единороссов») выступила с обращением по поводу изменения маршрута трассы Москва-Питер. Особенно острыми эти дискуссии стали текущим летом, когда начала набирать обороты гражданская кампания по защите леса. Многие из нас (в т.ч. и автор этих строк) уже выступали публично в поддержку идеи поиска альтернативных вариантов прокладки трассы. Делать это было трудно: кампания против вырубки леса в последние месяцы сознательно политизировалась. Понятно, что это не облегчало, а затрудняло поиск компромиссного решения.

Возможно, кто-то и был удивлен тем, что лидер социального движения в защиту Химкинского леса Евгения Чирикова, услышав, что партия власти обратилась к президенту с просьбой остановить вырубку Химкинского леса, сразу же заявила, что она будет голосовать за «Единую Россию». Но наиболее оптимальное решение для ее общественного движения состояло в том, чтобы уже на самых ранних этапах своего возникновения выстраивать взаимодействие с политическими партиями. Чтобы в партиях были люди, находящиеся с ними на оперативном контакте, чтобы партийцы с самого начала могли подключать экологов к обсуждению и решению вопросов градостроительного планирования, развития территории да и прочих проблем, которые политикам иногда кажутся чересчур мелкими, локальными и ничего не стоящими — невыигрышным мелкотемьем. А тем временем людей они волнуют гораздо больше, чем «политика» как таковая. История вокруг Химкинского леса — хороший урок на будущее для всех.

Вопрос о судьбе леса и вопрос об ответственности организаторов противозаконных акций (таких, как погром химкинской администрации) — два разных вопроса. По первому — безусловно, необходим диалог, привлечение экспертов, поиск оптимальных инженерных решений. По второму — позиция может быть только жесткой и однозначной: никакие лозунги не могут быть оправданием прямого нарушения закона. Как заметил один из лидеров «единороссов», Вячеслав Володин: «Защитники леса должны быть цивилизованными людьми, а не лесным зверьем».

Разумеется, это касается и расследования силовых действий в отношении экологов: «разобраться в ситуации», как выразился президент, — это в том числе означает дать правовую оценку имевшим место инцидентам между строителями и правозащитниками. Но здесь не может быть места двойным стандартам.

Это нормально, когда гражданские активисты отстаивают свою позицию, проводят яркие публичные акции и привлекают внимание, выступают с жесткими заявлениями и так далее. Проблемой это становится в тот момент, когда стирается грань между правозащитной и политической (или коммерческой) составляющей той или иной проблемы. Когда довольно узкий, частный вопрос строительства трассы и сохранения леса начинает сознательно использоваться как повод, а цель подразумевается совсем другая. Когда диалогу предпочитают конфликт. Из тех, кто организовывал и поддерживал митинги в защиту Химкинского леса, многие еще вчера на голубом глазу поливали власти за сознательную организацию пробок на Ленинградском шоссе, делая из этого политические выводы. Мгновенное перевоплощение из борцов с пробками в борцов за сохранение лесов — эту метаморфозу «профессиональные несогласные» проделали легко и безболезненно. В ситуации, когда не отстроен публичный интерфейс взаимодействия политических структур (таких, как партии) с гражданскими организациями, активистами — в этот зазор между гражданским обществом и политикой начинают проникать все кому не лень.

Проработав четыре года в Общественной палате, я наблюдал ситуацию со стороны гражданского общества. Теперь, находясь в партии, я понимаю, что эта дистанция обусловлена в том числе и нашим законодательством. Например, в законе об ОП сказано, что член Общественной палаты не может состоять ни в какой партии. Понятно, зачем этот пункт был внесен в закон об Общественной палате — из благих целей не допустить политизации гражданского общества. Но в результате у нас гражданское общество само по себе, а партии — сами по себе. И нормальное взаимодействие, даже по таким конкретным поводам, как проблема сохранения Химкинского леса, налаживается трудно и долго.

Общество должно быть заинтересовано в том, чтобы была выстроена система механизмов взаимодействия партий с гражданскими организациями и общественными движениями. Партии — политические структуры, которые участвуют в выборах, разрабатывают и принимают законы, формируют структуру исполнительной власти. Гражданские организации занимаются благотворительными, экологическими, социальными проектами и инициативами. Я уверен: взаимодействие партий и общественных движений должно быть не каждый раз выстраиваемо ad hoc, а институционально оформлено. Нужно создать интерфейс партнерства между партиями, с одной стороны, и структурами гражданского общества — с другой.

Что для этого можно было бы сделать уже сегодня? Партии могут идти навстречу общественным движениям хотя бы в том, чтобы некоторые элементы партийных программ и часть партийных лозунгов, с которыми партии идут на выборы, могли разрабатываться в сотрудничестве с общественными организациями. Гражданские организации, сотрудничающие с партиями, могли бы формировать целые профильные блоки партийных предвыборных программ и предлагать их партиям в обмен на свою поддержку.

Источник: «Известия»

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.