Главная / Внешние публикации / Март. Выборы. Итоги

Март. Выборы. Итоги

Ветер приближающихся выборов в Госдуму уже ощутили на себе все эндемики нашего политического болота. Сонное царство последних трех лет осталось в прошлом – началась «движуха». Одни только данные явки – табло активизации политической жизни. 42,6% избирателей на участках нынешней весной – это очень далеко от пресловутого 25-процентного барьера, вокруг которого в свое время было сломано столько копий.

Новая кампания – это всегда ревизия прежнего статус-кво. Для оппозиции это означает шансы, для правящей партии – риски. В январе, на старте кампании, мы отдавали себе отчет: если проиграем хотя бы где-то в одном месте, все будут трубить только об этом поражении и больше ни о чем. Просто потому, что победы ЕР давно воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, а поражения – как событие федерального масштаба.

При том, что каждый второй регион из тех, где проходили выборы, был по тем или иным причинам для «Единой России» проблемным. Калининград, где еще свежи воспоминания о массовых митингах протеста и отставке главы региона Бооса. Нижний Новгород, где еще свежа память об острой борьбе между губернатором и мэром за местное отделение ЕР. Киров, глава которого – бывший лидер партии СПС. Тверь, Тамбов и Курск, где высок антирейтинг действующих губернаторов. Оренбург, Коми и ХМАО, где новые главы регионов только входят в дела. Дагестан, откуда каждый день приходят новые известия о взрывах, терактах, спецоперациях против боевиков.

То же и с выборами городского уровня: взять Владимир, где губернатор-коммунист ведет постоянную борьбу с ЕР, а мэр-единоросс прямо в ходе кампании со скандалом отправлен в отставку. Или Пермь, где продолжает тлеть конфликт между губернатором и региональным отделением ЕР. Список можно продолжать.

В таком раскладе оппозиционная стратегия очевидна: нужно просто взять один или два «полигона», где позиции партии власти слабы, и попытаться добиться там решающего успеха. Ибо если ЕР была вынуждена распылять силы на все поле кампании, оппозиционные партии могли позволить себе роскошь даже не выдвигаться в «неудобных» для себя местах либо ограничиться присутствием в бюллетенях «для мебели». Зато бросить все силы в намечающиеся «точки прорыва». Они так и сделали: для КПРФ такими регионами стали Тверь, Киров и Нижний, для ЛДПР – ХМАО, для СР – Курск, Калининград и Тверь. Именно там активность наших оппонентов была наибольшей.

И тем не менее этой весной «Единой России» во всех выборных регионах удалось не только победить, но и везде, кроме одного региона (ХМАО), улучшить свой результат относительно предыдущих выборов того же уровня в среднем на 5%. А если с учетом возросшей явки, то есть в абсолютных цифрах поданных голосов, то прирост составляет 7–8%. В целом «Единая Россия» получила более 68% всех мандатов, выставленных на голосование в ходе этой кампании. Но главное даже не это, а то, что ни в одной из «болевых точек» этой кампании поражения ЕР так и не случилось.

А его ждали. По тому, с каким азартом развернулась сейчас война интерпретаций, виден заготовленный на этот случай арсенал. Заметно, что некоторые бойцы «видимых фронтов» уже давно освоили и творчески развили известный афоризм товарища Сталина: для сегодняшней медиареальности важно не то, кто голосует, и даже не то, кто считает, а то, кто и как интерпретирует подсчитанное. Интерпретации, основанные на некорректных сопоставлениях, легко подгоняются этими бойцами под готовые пропагандистские мантры.

Самый распространенный прием – сравнивать результаты нынешних выборов регионального уровня с результатом ЕР на выборах в Госдуму либо с результатами предыдущего единого дня голосования (когда выборы проходили совсем в других регионах). Разумеется, при таком сопоставлении «эксперт» может с умным видом рассуждать о падении доверия к партии власти; но на самом деле оно свидетельствует исключительно о падении квалификации самого «эксперта». Вряд ли кому-то придет в голову сравнивать результаты грядущих выборов в Госдуму с состоявшимися этой весной выборами в Законодательное собрание Чукотки; почему же нормой считается обратное?

Думается, дело тут в присутствующем у наших экспертов «столичном синдроме». Это ведь только глядя из Москвы кажется, что на региональных выборах голосуют за абстрактные партийные бренды. Реальная борьба на региональных выборах всегда идет между людьми, составляющими партийные списки или идущими от той или иной партии по одномандатным округам. У регионального парламента – совсем другая сфера ответственности, чем у Госдумы. И соответственно у межпартийной конкуренции на региональных выборах другая логика и другая «повестка дня», чем у выборов федерального уровня. Сопоставлять их результаты и на этой основе делать какие-то выводы о динамике рейтингов партий можно, либо вовсе не разбираясь в предмете, либо сознательно манипулируя цифрами. Скорее всего тут есть и то, и другое – в пропорции.

Раньше думали, что манипуляции – обременение исключительно для периода предвыборной кампании. Сегодня все иначе: основной манипулятивный акцент смещается в новое пространство – так называемую поствыборную кампанию. Это факт, который в первую очередь следует иметь в виду, готовясь к думским выборам 2011 года.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2011-03-16/3_kartblansh.html

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма