Кот в сапогах

То, что «Кот в сапогах» – не столько сказка, сколько самоучитель по Government Relations для чайников, по-моему, достаточно очевидно – но полностью понятной сказка от этого не становится.

Третий сын мельника стартовал, разумеется, «с низкого старта». Но, впрочем, не совсем – всё-таки третий сын всегда и везде тот, кому везёт больше всех (тогда как меньше всех всегда второму – вот и здесь второй получил осла в компаньоны). Третий – это ловец удачи: из ста шансов 99 – что он сложит голову (а это в его безнадёжной ситуации тоже не намного хуже полной нищеты), и один – что он станет королём; все без исключения сказки – про реализацию этого единственного шанса. С котом повезло, ага…

Кот, конечно же, ас «маркетинга» и делает всё как надо. Сначала он ловит кроликов и куропаток, чтобы отнести в подарок королю (хотя хозяин сидит голодный; ну, это ничего — поголодает, стройнее будет). А надо понимать, что такое королевская приёмная: это место, куда бедные приходят с просьбами, а богатые – со взятками. И вдруг кто-то приходит с подарком, вручая его просто так, без повода и праздника. Подарок самый немудрящий – то заяц, то куропатка – но позволяющий сделать вывод, что даритель – завзятый охотник (а охота, как известно, испокон веков любимое развлечение королей). Разумеется, король (который, как подобает королю всегда мучается одиночеством среди толп лизоблюдов) понимает, что у неизвестного ему доселе дарителя есть общие с ним интересы и увлечения, и уже начинает хотеть с ним познакомиться. «Внедрение» произошло – дело за «вовлечением».

С «вовлечением», впрочем, тоже прошло всё чисто и гладко – подстроенная котом мизансцена с купанием и украденной одеждой наложилась на уже сформированное в голове у короля отношение к владельцу бренда «маркиз-карабас» как к равному, и потому он без колебаний дал свою одежду вытащенному из воды сыну мельника, и даже посадил его в карету к себе и дочери (ах, Вам не холодно? Может, Вам чаю? – да нет, спасибо, я нисколько не замёрз! – Вы такой терпеливый… — Да, я привык к холоду…) – уже полдела.

Но вот дальше пришла пора платить по счетам.

Понятно, что убийство хозяина замка (т.н. «людоеда») Котом было задумано ещё тогда, когда он только готовил сцену с купанием – иначе нечего было огород городить. Собственно, уже когда он заставлял крестьян орать в ответ на вопрос «чьи это луга?» «маркиза-карабаса», хозяин замка был обречён – его ликвидация тем или иным способом была не более чем технологической задачей для Кота. И Кот её решил – в блистательном стиле, разведя хозяина замка на «слаб?».

Сделать это было непросто: хозяин замка был силён и неуязвим. Однако Кот использовал себе на пользу именно эти его силу и неуязвимость – примерно так, как Далила использовала силу и неуязвимость Самсона: «Ты сильный? Ты всё можешь? Неужели ты не можешь хотя бы на минуточку стать слабым? Значит, ты можешь не всё? Значит, ты не сильный?» А за дверью уже стоит группа захвата и ждёт сигнала, ага…

Хозяин замка, кстати, в сказке называется «людоедом». Но это ни из чего не следует, кроме писательского произвола Ш.Перро. Кроме того, мы по косвенным признакам узнаём, что человек он был незлой и общительный: Кота он принимает ласково и учтиво, а в большой зале у него накрыт стол и он ждёт друзей на вечеринку… То есть, людей он, конечно же, не ел – а «людоедом» его обозвали с одной-единственной целью: дабы «отмыть» его убийство. Единственным настоящим людоедом в сказке оказывается сам Кот, который съедает обратившегося в мышь хозяина замка. Мы-то понимаем, что это не мышь…

Понимал это и король.

Вряд ли он просто так ездил «гулять». Скорее всего, он ехал в этот самый замок владетельного синьора в гости, и был одним из приглашённых на его вечер. Самодержец не мог не понять, что речь идёт о неслыханной афере – трудно себе представить, чтобы он не знал на самом деле, «чьи это поля» и что это за богатый землевладелец в ближайшей округе собственной столицы. А равно и то, что вытащенный из воды сын мельника – никакой не маркиз. Но в тот момент, когда они сидели втроём с принцессой в карете, у него, собственно, не оставалось выбора, кроме как подчиниться ходу вещей и посмотреть, что дальше будет.

Понятно было и то, что лже-«маркиз» — никакой не хозяин замка и впервые его видит: он точно так же таращился на стены и не знал, где туалет, как и все остальные. Однако стол накрыт, кушанья поданы, принцесса уже влюблено таращится на мельникова сына – всех всё устраивает, не рыпнешься. Вот только гостей что-то маловато… Трудно поверить Перро, что они «испугались» только из-за приезда короля : скорее всего, они восприняли гибель хозяина замка как показательную казнь, и решили, что самодержец прогневался и начал рубить головы. Король же, который ни сном ни духом, попал в полный тупик. Да ещё и дочка тут… просто так голов не поотрубаешь.

И самодержец принял хитрое и гениальное, как ему самому, наверное, показалось, решение: сделать вид, что всё так и надо: «карабас» — законный хозяин замка, король – его гость, а принцесса… его невеста. Кот за его спиной потирал лапы – дело выгорело.

Дальнейшее мы знаем: сын мельника женился на принцессе, король благословил их брак, а кот «стал важным господином и мышей не ловит» — то есть, просто так никого не убивает.

В этой истории остался только один непонятный момент: зачем всё-таки коту были сапоги? Ловить в них зайцев – морока. Бегать по полям и лугам – тем более. А в самый критический момент, как мы знаем, эти самые сапоги чуть было не стоили ему жизни – когда пришлось удирать от «людоеда», превратившегося во льва. Так зачем?

А очень просто. Правильный «GR-менеджер», для того, чтобы добиться успеха, должен выглядеть как «то-чего-неможет-быть», быть ходячим нонсенсом. Кот в сапогах – это нонсенс, тайна, загадка. Сними он сапоги – и сразу станет простым котом. Издержки профессии, что поделаешь…

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма