О рыбаке и рыбке

Обнаружил возможность совершенно неожиданного прочтения «Сказки о рыбаке и рыбке».

Дело в том, что традиционно главным лузером считается старуха, оставшаяся «у разбитого корыта». Однако, если вдуматься, а на хрена ей на старости лет было новое? Не говоря уже о прочих прибамбасах, от избы до короны. Глупости это всё. Пожилая мудрая женщина, всю жизнь спокойно прядущая пряжу и ждущая с моря мужа-рыбака — и вдруг свихнуться на стяжательстве и амбициях? Мхатовское «не верю» торчит и вопиет во весь голос.

Иными словами, когда она требовала от старика всё новых и новых благ, совершенно очевидно, что делалось это отнюдь не ради самих благ. Цель была совсем другая: любым способом постараться испортить отношения старика и рыбки. И мудрая женщина постепенно, шаг за шагом, добивалась этого результата — индикатором в данном случае служило состояние моря, которое при каждом свидании старика с рыбкой было всё хуже и хуже.

Нет, а что старухе было делать? Ровно тридцать лет и три года, вопреки всем случайностям жизни, ежедневно ждать мужа в ветхой землянке, чистить и жарить противную, скользкую рыбу, прясть пряжу — и вдруг обнаружить, что дед на старости лет принялся общаться с какими-то рыбками («с человечьим голосом», ха, знаем мы всех этих рыбок и царевен-лебедей), а равно и демонстрировать им свою рыцарскую душу, благородно отпуская из сетей! И ведь не скажешь же прямо: «или я, или она!» — выбор-то понятен… Только и остаётся, что пытаться аккуратненько использовать волшебные возможности самой рыбки, дабы их со стариком поссорить.

Прокалывается она только один раз — в кульминации, когда говорит — «хочу быть владычицей морскою». Казалось бы, ну не дура она, понимает, что все блага — от рыбки. Зачем тогда ее унижать, «чтоб была на посылках»? Единственное объяснение — не нужно ей было ни дворянство, ни царство, ни даже изба, а нужно было только одно — чтобы он вернулся полностью к ней и все стало как было.

И старуха в итоге выиграла! Да, она ничего не приобрела в материальном плане, зато сохранила мужа и избежала самой большой беды — кошмара старческого одиночества. Изобразив, разумеется, деду весьма натурально страшное разочарование от потери царства, корыта и прочих земных благ. И полностью признав свою бабскую дурость, алчность, корысть и т.п…. Нет, ну как старику после этого её не пожалеть?

———
…Иногда самый заветный, самый мечтаемый и подчас самый недостижимый результат игры — остаться при своих.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма