Главная / Сайт старых и новых сказок / Сказка о золотом петушке

Сказка о золотом петушке

Сказка о золотом петушке – это на самом деле сказка про нашу Перестройку. Точнее – рассказ о «феминных» методах уничтожения военно-политического противника, которые задействуются тогда, когда он непобедим военными средствами.

Что такое «золотой петушок»? По сути, это система раннего оповещения о возможных военных угрозах, вроде системы ПРО. Обладая этой системой, Дадон мог позволить себе «царствовать, лёжа на боку»: при возникновении малейшей опасности он мгновенно получал предупреждение, собирал силы и наносил удар.

Кто такая «шемаханская царица?» Враг. Причём не просто враг, а враг онтологический, изначальный, эдакая Лилит – да к тому же ещё и имеющая власть над некоторым государством («царица»). Женский образ здесь имеет двоякий и даже троякий смысл. С одной стороны, она политический лидер враждебной державы – т.е. собственно враг. С другой – вполне конкретная женщина, обладающая, однако, абсолютной демонической привлекательностью. С третьей – «изначальное женское», как метафора объекта влечения, манка, «голые сиськи».

Какова была её игра?

Сначала, ещё до начала активных действий, она совратила и влюбила в себя учёного мудреца, автора и разработчика системы «золотой петушок». Тот, хоть и был импотентом (кастрат – это всё же преувеличение), лишь вдвойне мучался от тяги к женскому. Ср. действия Запада в отношении СССР: первой жертвой соблазна вывешенных на витрину западной цивилизации «голых сисек» пала научно-техническая интеллигенция, авторы и разработчики ракет и атомных бомб, более других падкие на плотское по известному закону компенсации.

Откуда мы знаем о том, что у неё был предварительный контакт со зведочётом? Очень просто: если бы этого не было, петушок не дал бы ложного сигнала (и не погубил бы тем самым армии наследников).

Первый ход «активной фазы операции» — это атака на будущее страны Дадона: истребление наследников и «цвета нации» в братоубийственной войне. Фактически, подрыв генофонда: страна остаётся без будущего, и, кроме того, в ней возникает проблема наследования, проблема передачи традиции. Опять же, это рассказ про наши 70-е и 80-е.

Следующий ход – совращение самого Дадона, т.е. политической верхушки, всё теми же «голыми сиськами». «Дадон» – это Горбачёв, соблазнённый и поехавший «за сиськами» в Шемаху/Женеву, и решивший привезти их прямо к себе в страну, чтобы иметь их на месте. Здесь «сиськи» — это уже не просто сиськи, а весь связанный с ними набор ценностей – демократия, свободный рынок, гласность, изобилие сортов колбасы на прилавке и, на вершине щастья – доступная порнография и дешёвые, практически легальные (т.е. крышуемые ментами) проститутки – собственно «сиськи». Именно это и ввез в страну Дадон вместе с собой в карете.

Дальше уже совсем просто: инициировать конфликт между властью (Дадоном) и научно-технической диссент-интеллигенцией (Звездочётом), за право на обладание «голыми сиськами» (царицей) – т.е. за право быть первоисточником распространения «истинных демократических ценностей» в нашей стране. Пара Дадон-Звездочёт – это буквально Горбачёв-Сахаров. Понятно, что в этом конфликте они истребляют друг друга, а вместе с ними и самую власть.

Результат очевиден: вакуум власти, хаос, анархия и резня в царстве Дадона (никак иначе в отсутствии наследников быть не могло). А царица, естественно, моментально исчезла – т.е. наши медоточивые друзья с их «горбиманией» и «novim mishleniem» снова стали теми, кем были – алчными соседями с собственными, отличными от наших интересами. А мышление, обслуживающее эти интересы, осталось какое было – «старое».

А мы тем временем всё ещё гоняемся за миражом «голых сисек», до посинения дерясь друг с другом за право быть первоисточником правильного понимания этих Истинных Ценностей.

Вот и вся сказка.

Мораль такая. А.С.Пушкина необходимо записать в крыловы и холмогоровы своего времени. Нам же, как истинным либералам, проклясть его и предать анафеме, заменив на какой-нибудь другой идеал. Например, на Лермонтова. Прощай, немытая Россия, ага.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма