Новое

Осипов. Тезисы о трагедии и комедии

Тезисы о трагедии и комедии (по итогам шестого кружка New Cave.

«Проснулся он на рассвете, когда уже пели петухи, а проснувшись, увидел, что одни спят, другие разошлись по домам, а бодрствуют еще только Агафон, Аристофан и Сократ, которые пьют из большой чаши, передавая ее друг другу слева направо, причем Сократ ведет с ними беседу. Всех его речей Аристодем не запомнил, потому что не слыхал их начала и к тому же подремывал. Суть же беседы, сказал он, состояла в том, что Сократ вынудил их признать, что один и тот же человек должен уметь сочинить и комедию, и трагедию и что искусный трагический поэт является также и поэтом комическим. Оба по необходимости признали это, уже не очень следя за его рассуждениями: их клонило ко сну, и сперва уснул Аристофан, а потом, когда уже совсем рассвело, Агафон».

То, что Аристодем не сумел записать этот разговор Сократа, оказалось роковым для всей европейской культуры. В довершение всего была потеряна вторая часть «Поэтики Аристотеля, посвященная юмору.

На шестом кружке мы, помимо прочего, воссоздавали этот когда-то произошедший разговор, и «Тезисы о трагедии и комедии» — есть изложение результатов этого воссоздания.

  1. Действие с дистанции – действие, не создающее кармы. Дистанция в действии – игра в смысле play, just for fun. Процесс и есть результат.
  2. Имеющий желания и страхи – слаб. Они устраняют дистанцию, загрязняют чистоту. Для чистого все чисто, для грязного все грязно.
  3. Творчество и есть игра, предназначенная человеку. Искусство есть намекающая на это практика, поскольку остается свободным от внешних ему целей.
  4. Жизнь с дистанции – это создание из жизни (из времени) произведения искусства.
  5. Жизнетворчество может быть трагедией или комедией.
  6. Трагедия – предполагает смерть или потерю в широком смысле слова. Трагедия – отождествление с собственными желаниями и страхами. Отождествление зрителя с героем, отождествление героя с самим собой (потеря дистанции)
  7. Выход на дистанцию, совершенный зрителем (или героем как зрителем) делает трагедию комедией.
  8. В этом смысле трагедия как история потерь и смерти ничем не отличается внешне от комедии, смысл которой в том, что на дистанции терять нечего, включая жизнь.
  9. Каждый оказывается героем Достоевского или героем Вудхауса, героем трагедии или героем комедии, в зависимости от степени дистанции к жизни.

About Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма